0°C
USD 77,08 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    322
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Дом Фукса помнит многих

Журнал "Казань", № 8, 2015
 
 
Ирина Александровна Аксёнова - архитектор‑реставратор первой категории, член Союза архитекторов России,
Союза художников Татарстана. По её проектам отреставрированы десятки памятников истории и культуры,
в том числе театр оперы и балета имени Мусы Джалиля, Петропавловский собор, здание Казанской мэрии,
Братский корпус Спасо‑Преображенского монастыря Казанского кремля, гостиница «Казань»,
дом Фукса, дом Ремезовой (консульство Казахстана) и многие другие.
Создатель и директор Дома‑музея Василия Аксёнова.
 
 
Дома - как люди… У каждого своё лицо, свой характер и судьба. И так же, как люди, они очень зависят от влияния среды, в которой пребывают. Каждое новое модное веяние влечёт за собой соответствующие изменения облика. Если окружение равнодушное или недоброе, дома просто молча погибают…
 
К счастью, здание, расположенное в забулачной части Казани на углу улиц Московской и Камала, уцелело. Пытаясь каждый раз приспособиться к капризному вмешательству «средовиков», оно уже серьёзно стало разрушаться. Речь идёт о знаменитом доме Фукса. Вовремя нашлись достойные чуткие люди, поднявшие тревогу, и у дома появилась надежда выжить. Рафия Фаттаховна Валеева и Искандер Ясавеев привлекли к дому внимание общественности и властей. В итоге - в 2012 году здание выставили на торги, и наконец нашёлся хороший заинтересованный покупатель.
 
В архитектурном плане ранее ДОМ представлял собой обычное для начала ХIX века жилое двухэтажное сооружение. Кирпичное оштукатуренное, с рустованными стенами. Проёмы первого этажа по улице Московской в советское время были прорублены под витринные окна городских магазинов. Чудом уцелели отдельные декоративные элементы. Внутреннее содержание, за исключением двух стен, было, мягко говоря, утрачено. Междуэтажные и чердачные перекрытия в некоторых помещениях были обрушены.
 
Когда‑то, точнее, в начале XIX века, ДОМ был очень уютным и гостеприимным. Окраины бывшего уездного города в то время делились на Казанский посад и слободы. В данном случае речь идёт о восточной границе Старо‑Татарской слободы. Хозяин дома был известный казанский учёный Карл Фридрихович Фукс - профессор, почётный гражданин, человек редкой эрудиции: врач, археолог, нумизмат, этнограф, учёный‑путешественник, краевед, литературно образованный человек. Фукс собрал богатые коллекции: нумизматическую, минералогическую, ботаническую, зоологическую, а также обширную библиотеку, включавшую собрание старинных рукописей, в том числе татарских и восточных. Даже внешним обликом ДОМ напоминал музей.
 
 
В доме Фукса, тогда уже ректора Казанского университета, размещалась ещё и лечебница. Будучи практикующим на дому врачом, Карл Фридрихович часто принимал простых людей, которым нечем было заплатить за лечение. Кроме того, был единственным в городе лекарем, кому татары доверяли своих жён. О высокой степени добросердечности и грамотности хозяина «углового дома» среди горожан и слободских ходили легенды.
 
В ДОМЕ собирались интереснейшие известные люди той эпохи. В мае 1829 года с Фуксом, тогда уже профессором университета, беседовал и осматривал его коллекции немецкий учёный, естествоиспытатель, географ и путешественник Александр Гумбольдт. Карл Фукс сопровождал его в поездку в древнюю столицу волжских булгар - Болгар. Отправляясь из Казани, они осмотрели хранившиеся в Адмиралтейской слободе галеру «Тверь» и ботик Павла I.
 
Выходя окнами на Сенную площадь, на протяжении трёх десятилетий Дом практически служил центром культурной и общественной жизни. Здесь бывали даже киргиз‑кайсацкий (казахский) хан Джангир и издатель М. С. Рыбушкин, оренбургский губернатор князь Г. С. Волконский и художник из крепостных Л. Д. Крюков. Глубокие познания Фукса в самых разных областях привлекали к нему очень разных деятелей, даже, например, финского языковеда и этнографа Матиаса Александра Кастрена, прусского чиновника и экономиста барона Августа Гаксгаузена. В 1819 году великого исследователя посетил пребывавший в Казани с инспекторской проверкой М. Сперанский и учёный‑геометр и ректор Казанского университета Н. Лобачевский.
 
В этом доме стараниями супруги Фукс Александры Андреевны (в девичестве Апехтина) был открыт литературный салон, где собирались городские и приезжие звёзды, читались стихи и проза. Неоднократно бывали здесь В. А. Жуковский, Е. А. Баратынский, Г. И. Языков и другие крупнейшие российские поэты и прозаики того времени.
 
 
Когда в 1833 году в Казани остановился Александр Сергеевич Пушкин, собиравший материалы для истории пугачёвского восстания, Карл Фридрихович во многом помог поэту познакомиться с нужными ему местами и людьми. Пушкин пробыл в Казани с 5 по 8 сентября и весь вечер 7 сентября провёл в доме Фукса. В дальнейшем поэт переписывался с Александрой Фукс, а о Карле Фуксе упомянул в «Истории Пугачёва» как о человеке, которому обязан любопытными известиями относительно эпохи и страны.
 
После смерти Фукса вдова продала дом. Новыми его владельцами стали казанские мещане Николай Ерлыкин и Прохор Серов. После пожара 1850 года они затеяли капитальную перестройку дома, существенно изменившую его архитектурный облик. По законодательству того времени проекты на дома, имевшие более семи окон по фасаду, требовали утверж­дения в столице. Поэтому проект, составленный академиком архитектуры А. И. Песке, тогда городским архитектором, послали в Главное управление путей сообщения и публичных зданий на рассмотрение. В том же году с высочайшего разрешения он был утверждён, о чём свидетельствует собственноручная подпись на чертеже главного управляющего.
 
Архитектор ликвидирует угловую башню с возвышавшимся куполом, лишая здание композиционного акцента. Окна по фасадам растёсываются. На первом этаже они приобретают форму и размеры арочных ниш с обрамлениями. Входы располагаются там же, дополнительный вход такой же арочной формы пробивается в угловой части. Подобный вид имеет вход в одноэтажной пристройке на улице Поперечно‑Сенной. Окна верхнего этажа становятся шире, получают лучковые завершения и, обрамлённые широкими наличниками, заполняют собой все плоскости фасадов. Большой полукруглый проём в угловой части с узкими проёмами по сторонам закладывается, на его месте возникает рядовое окно. Рустовка в углах и сухарики на карнизе придают фасадам ещё большую раздробленность. Прежняя монументальность, которой обладало здание, несмотря на небольшие размеры, была утрачена. Оно приобрело очень характерный для периода эклектики вид, который скоро будут иметь все постройки казанских улиц.
 
Во второй половине ХХ века оконные и дверные проёмы по улице Московской были растёсаны и переделаны в большие оконные витрины. Пристроенные объёмы в дворовой части снесены. К моменту начала реставрационных работ в 2013 году объект находился в крайне аварийном состоянии. Деревянные балки‑брёвна представляли реальную угрозу для жизни исследователей и строителей. Здание претерпело множество серьёзных переделок. Часто менявшиеся пользователи безграмотно и бесцеремонно вторгались в конструктивную структуру памятника, разрушая его. В результате наружные стены, утратившие внутренние металлические связи, «раскрылись». Администрация магазина «Сад‑огород», пытаясь увеличить свою витринную площадь, практически уничтожила перемычки, исказив историческую анатомию наружной стены.
 
Когда мы начали исследование тела дома‑инвалида, был немалый риск попасть под внутренние обвалы.
 
Конечно, мы стремились к воссоздание ДОМА по историческому периоду, когда в доме жил со своей семьёй главный герой - великий учёный и общественный деятель профессор Карл Фукс, то есть до 1951 года.
 
В первую очередь были вывезены представлявшие опасность рухнувшие балки, мусор. Демонтированы поздние перегородки из рыхлого силикатного кирпича. Плоская поверхность сохранившихся исторических стен была тщательно вручную очищена от поздних слоёв и грязи с учётом максимального сохранения структуры родного кирпича.
 
В связи с аварийностью стены по улице Московской её укрепили мощным ортопедическим бандажом - металлическим поясом. Были восстановлены поэтажные горизонтальные рёбра, то есть железные кованые связи. Наружный контур стены был выложен кирпичной кладкой с учётом возрождения арочных ниш и рустовки. Обнаружившиеся трещины тщательно промыли и проинъецировали. Участки стен, подверженные воздействию грибка и других микроорганизмов, обработали специальным лекарством‑антисептиком. Историческая кладка была вылечена. В общем - всё как у людей!
 
В полной мере сохранилось круглое основание углового барабана, что позволило по архивным чертежам восстановить историческое купольное завершение, «бельведер» с металлическим кованым шпилем. Внутри были обнаружены следы более раннего времени, возможно, конца XVIII века. На первом этаже чудом уцелело помещение с редкими сводами, выложенными из характерного более раннего большемерного кирпича. Сергей Валеев, отчаянный последний владелец ДОМА, с особой тщательностью и осторожностью практически реанимировал уникальную комнату.
 
Отреставрировали все лепные элементы, включая карнизные и междуэтажные тяги.
 
Специалисты‑реставраторы в соответствии с первоначальным обликом ДОМА восстановили оконные проёмы с откосами. Деревянные полотна наружных дверных проёмов также были воссозданы, включая главный вход под балконом с угла. В связи с ветхим состоянием металлическое ограждение балкона было заменено идентичной решёткой.
 
 
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: