+22°C
Сервис недоступен.
Реклама

И один в поле воин…

Его звали Загир Шакиров. В переводе с арабского это означает «Неповторимый, солнцеликий». Отец Абдулхай Шакирович и мать Гамбир Гатаулхаковна — всенародно любимые учителя-просветители — пятого ребёнка из семерых назвали таким ярким именем.

 

…Истинное мужество немногоречиво:

ему так мало стоит показать себя,

что самое геройство оно считает за долг, не за подвиг.

Александр Бестужев-Марлинский

 

Загир родился в деревне Нижний Сып Уинского района Пермской области 23 июля 1924 года — ровно девяносто пять лет тому назад…

О нём мне впервые поведал его старший брат — ветеран Великой Отечественной, выпускник двух военных академий Магруф Абдулхаевич Шакиров:

— Готовлю маленькую книжку о Загире. Он погиб восемнадцатилетним в бою на подступах к Орджоникидзе, вблизи широко известного теперь Суарского ущелья… Если бы жил, стал крупным учёным-селекционером! Смышлёным Загиром гордилась вся наша семья!..

С первого по третий класс Загир учился в школе родной деревни. Потом их семья переехала в сибирский город Омск, а через двадцать с лишним лет родители Загира вернулись в родные края — город Кунгур Пермской области, купили маленький бревенчатый дом и там дожили свой век.

А Загир в Омске прилежно учился в школе и увлёкся занятиями на станции юных натуралистов. Всё чаще он стал восклицать: «Наш профессор дедушка Александр Дмитриевич Кизюрин, наш академик Николай Васильевич Цицин!» Эти знаменитые сибирские учёные опекали молодую станцию юннатов…

В 1939 году в Москве была открыта Всесоюзная сельскохозяйственная выставка. Участвовать в ней могли только те, кто пытливым умом, творческим трудом внесли заметный вклад в развитие сельского хозяйства страны. Из нескольких сот юных натуралистов Омской области только Загир Шакиров и его верный друг Саша Соркин стали такими счастливчиками. Их многообещающий опыт по выведению новых сортов плодовых деревьев демонстрировался в павильоне «Юные натуралисты». В центральном зале павильона от пола до потолка красовалось подсвечиваемое цветное панно этих двух мичуринцев-селекционеров. Имена ребят занесли в Книгу почёта участников Всесоюзной выставки, их наградили медалями и свидетельствами.

Семья Шакировых: отец, мать, сестра и двое братьев. Омск. 1950

В 1940 году Омский обком комсомола наградил Загира Шакирова, отличника учёбы и подающего большие надежды натуралиста, путёвкой в пионерлагерь «Артек» сроком на три месяца.

Окончив среднюю школу, Загир поступил на факультет садоводства и плодоводства Омского сельскохозяйственного института имени Кирова. Но в начале 1942 года со своим однокурсником Иваном Матусовым он начал учиться в ордена Ленина Высшем военно-морском инженерном училище имени Дзержинского, которое перебазировалось из Ленинграда в Баку…

Шёл второй год Великой Отечественной войны. Пользуясь отсутствием второго фронта в Европе, группы армий фашистской Германии и её союзников ринулись на Кавказ и Сталинград. Их целью было уничтожить войска Красной Армии западнее Дона, захватить нефтеносные районы Кавказа, перейти через Кавказский хребет, поработить народы Грузии, Армении и Азербайджана, а потом завоевать и страны Азии и Ближнего Востока. Плану овладения Кавказом присвоили наименование «Эдельвейс» — название альпийского цветка. Захват нефтеносных районов Майкопа, Грозного и Баку был главной целью Гитлера в летней кампании 1942 года. Поэтому он направил для завоевания Кавказа ударную 1-ю танковую армию под командованием генерал-полковника Эвальда фон Клейста, десятки дивизий, куда вошли сотни тысяч солдат и офицеров, тысяча двести танков, более четырёх с половиной тысяч орудий и миномётов, до тысячи самолётов…

В конце июля положение наших войск на Северном Кавказе и на Сталинградском направлении было исключительно тяжёлым. Советские войска отступали, оставляя города и сёла. В самые трагические для нашего Отечества дни был издан приказ народного комиссара обороны Сталина, названный «Ни шагу назад!»

Академик Николай Васильевич Цицин и юннаты (Загир в центре — четвёртый слева). Омск. 1939

Во исполнение этого приказа были предприняты срочные меры по усилению обороны Кавказа. Из курсантов нескольких высших военно-морских училищ, дислоцировавшихся в Баку, был сформирован отдельный батальон автоматчиков. Триста пятьдесят моряков-добровольцев, в том числе старшина второй статьи Загир Шакиров, должны были пополнить ряды наших войск и вместе закрыть фашистам путь на Кавказ. Вскоре батальон морских пехотинцев влился в состав 34-й отдельной стрелковой бригады 11-го гвардейского стрелкового корпуса Северной группы ­войск Закавказского фронта.

Не справившись с советскими вой­сками, оборонявшими столицу Северной Осетии, 1-я танковая армия генерал-полковника Эвальда фон Клейста срочно меняет направление главного удара в обход Орджоникидзе в восемнадцати километрах западнее его, чтобы по Суарскому ущелью выйти на Военно-Грузинскую дорогу в тридцати километрах южнее города и заблокировать пути подвоза резервов, боеприпасов и продовольствия из Закавказья в Северную группу наших войск Красной Армии.

Особенно жестокие бои разгорелись за селение Майрамадаг у входа в Суарское ущелье. Отдельный добровольческий батальон моряков-автоматчиков получил приказ стоять насмерть и не пропустить фашистов в ущелье. Более десяти дней противник безуспешно штурмовал этот населённый пункт. Шестого ноября, накануне 25-й годовщины Великого Октября, комсомолец Загир Шакиров совершил свой первый подвиг, в самый критический момент подорвав головной танк фашистских захватчиков единственной противотанковой гранатой на узкой улице Майрамадага, считавшейся центральной. Из засад и окопов полетели гранаты на врага. Наши бойцы стреляли из автоматов и противотанковых пушек-сорокопяток. Гитлеровцы шарахнулись назад, бросая убитых и раненых в бою…

Свой второй, самый главный подвиг Загир Шакиров совершил 9 ноября 1942 года вблизи Суарского ущелья. Враг бросил на батальон моряков полк «Бранденбург» и всю горно-стрелковую дивизию. Их поддерживали авиация, артиллерия и до шестидесяти танков. Силы были явно неравными: более двадцати гитлеровцев против каждого советского солдата!..

Загир Шакиров в «Артеке» с друзьями. Август 1940

В генеральном наступлении на остатки батальона моряков, героически защищавших Майрамадаг, стрела фашистского танкового тарана была направлена на первый взвод первой роты курсантовдзержинцев, где в одиночном окопе боевого охранения находился Загир Шакиров. Опасность нарастала с каждой минутой.

Загир вылез со связкой противотанковых гранат в руке из окопа и по-пластунски двинулся навстречу головному тяжёлому танку врага «Тигр». Приблизившись к бронированному чудовищу, он вскочил и бросился под танк. Прогремел мощный взрыв, из танка повалил густой чёрный дым. Стальная махина запылала огнём, накренилась и замерла…

Увидев это, товарищи Загира Шакирова стали выходить из окопов навстречу вражеским танкам и забрасывать их гранатами. Некоторые танки, объятые пламенем, остановились, другие поспешно отходили назад. Вражеские полчища не прошли через Суарское ущелье и в дальнейшем были полностью уничтожены нашими войсками. Батальон морских пехотинцев выполнил поставленную перед ним задачу на «отлично» и был удостоен почётного звания «гвардейский»…

Уничтожение нашими войсками фашистских армий под Орджоникидзе и Сталинградом стало зарёй победы Советского Союза в Великой Отечественной войне…

 

 

 

В Артеке

Так вот получилось, что именно то место, на котором насмерть сражался и героически погиб Загир Шакиров, оказалось последним рубежом в ходе битвы за Кавказ, дальше которого ни на шаг не смогли продвинуться немецко-фашистские ­войска. И отсюда началось их изгнание с Северного Кавказа…

Когда военные действия отодвинулись от Майрамадага, житель села Хаджиумар Дзахотович Базров привёз с места гибели на подводе останки Загира Шакирова, накрыв их Военно-морским флагом. Для упокоения героя приготовили отдельную могилу на центральной площади села. Хоронили с воинскими почестями, с залпами из пистолетов и автоматов…

В 1973 году правительство Северной Осетии создало в Майрамадаге мемориал в честь героических защитников Суарского ущелья. В День Победы того же года здесь был посажен Матросский сад. Участвовали в этом родители, братья и сёстры погибших моряков, оставшиеся в живых ветераны знаменитого батальона. Центральная улица Майрамадага была названа именем Загира Шакирова, над могилой героя установили величавый памятник.

На родине Загира тоже помнят его подвиг и с гордостью хранят память о нём. Музеи Загира Шакирова были открыты на станции юннатов и во Дворце пионеров Омска. Здесь хранятся письма с воспоминаниями его боевых друзей.

Боевые друзья: Загир Шакиров и Иван Матусов. Баку. 1942

Вот что пишет заведующий кафедрой Томского государственного университета, профессор, доктор юридических наук, заслуженный юрист Александр Львович Ременсон (26 марта 1979 года, сохранены стиль и пунктуация письма):

«…О Германе1 Шакирове говорить и радостно и больно. Радостно потому, что это Человек, Личность высочайшей скромности и величайшего героизма. Больно — потому, что его нет среди нас…

С Германом я познакомился весной 1942 года в Высшем военно-морском инженерном ордена Ленина училище им. Ф. Э. Дзержинского, которое размещалось тогда в г. Баку (вообще же училище Ленинградское). С Германом мы оказались в одном взводе, жили в одном кубрике, в редкие дни увольнения ходили ко мне домой (родители мои жили в Баку).

И в дни учёбы и в дни боёв характерными чертами Германа были исключительная скромность, огромное самообладание и выдержка, внешнее спокойствие, доброе отношение к товарищам. Его очень любили и уважали и во взводе, и в роте.

На фронт он пошёл добровольно, в самые тяжёлые месяцы 1942 г., когда наши армии были обескровлены и отступали на восток к Кавказу и Волге. Какая нужна была горячая любовь к Родине и какое присутствие духа, чтобы не только верить в победу, но буквально на самого себя принять удар бронированной военной машины, заслонить ей дорогу в первых рядах обороняющихся войск.

Герман был бойцом исключительного хладнокровия и подвиг его — не вспышка яростного отчаяния. Подвиг Германа — это трезвый расчёт, нахождение оптимального решения в почти безвыходной ситуации.

Такое не забывается… Я помню всё так, как будто это было несколько минут назад: сжавшаяся пригнувшаяся фигура Германа, замершая в готовности к последней схватке, его горящие тёмные глаза, лицо, словно высеченное из камня…

Когда до танка оставалось несколько метров, словно какая-то пружина выбросила Германа из окопчика: он выпрямился, бросился к цели… Оглушительный взрыв, свист осколков…

Мы увидели мёртвый танк с заглохшим мотором, с заклиненной башней, уже не способной ни повернуться, ни стрелять. Не знаю, что было с танкистами, видимо, они были оглушены или убиты осколками брони…

Не сговариваясь и без всякой команды, мы вскочили и с автоматами бросились вперёд, на врага. Танк дымился уже за спиной, вражеская пехота прикрывалась беспорядочным огнём, отступала, а мы рвались вперёд и вперёд.

Много в те дни было примеров героизма и мужества. В их ряду подвиг Германа Шакирова не менее велик, чем подвиг героя Брестской крепости Петра Гаврилова, лётчика Николая Гастелло, пехотинца Александра Матросова и многих других, которые шли сознательно на верную смерть ради великой Победы, ради свободы и независимости нашей Родины.

Могила Загира Шакирова в селе Майрамадаг (Северная Осетия). 9 мая 1973

Много лет прошло с тех пор. Ещё более могучей и прекрасной стала наша страна, выросли новые поколения, которые своим трудом приумножают славу нашего народа. Но мы никогда не забудем тех, кто так же, как Герман, кровью своей готовил фундамент нашей Победы. Имена их и подвиги бессмертны. Помните об этом и вы, ребята, будьте достойны памяти и славы Германа Шакирова, Великого Героя Великой Отечественной войны…».

 

***

История короткой, но яркой жизни Загира и его героической гибели вдохновила литераторов на создание произведений о нём, описана в ряде книг.

Автором одной из них стал брат Загира Магруф Абдулхаевич. При прощании во время первой нашей встречи он попросил посмотреть некоторые архивные документы в Подольске, касающиеся Загира. Я просьбу выполнил и выслал нужные материалы ветерану. Вновь с Магруфом Абдулхаевичем мы встретились уже в Татарстане в 1995 году — он переехал сюда жить, обменяв квартиру в Москве на казанскую. Нашёл меня и первым делом подарил маленькую брошюру с автографом под названием «Герман Шакиров», вышедшую в Орджоники­дзе, поблагодарил за поддержку и помощь. Сказал, что хочет теперь издать настоящую книгу с фотографиями, и вновь попросил помочь. Мы взялись за общее дело засучив рукава. Во время совместной работы я полюбил Магруфа Абдулхаевича как своего родного отца-фронтовика. Узнал, что его предки были из нынешнего Татарстана — села Большой Менгер Атнинского района. Выходит, мы земляки.

Автор книги «И один в поле воин…» Магруф Абдулхаевич Шакиров. 1995

В канун 55-летия Великой Победы — в апреле 2000 года в Татарском книжном издательстве увидела свет двухтысячным тиражом новая книга Магруфа Шакирова под названием «И один в поле воин…» (с этим названием, которое я предложил автору, он сразу согласился). В книге по­дробно рассказывается о двух подвигах Загира Шакирова.

Если бы автор книги был жив, в нынешнем году мы отметили бы его столетие… Огромное спасибо за великие дела настоящему полковнику — кавалеру десятков орденов, известному учёному от всех послевоенных поколений! Пусть радуется и его светлая душа…

Мустафин Шагинур Сапиевич — писательсле­допыт, член-корреспондент Российской академии военно-исторических наук; дважды призёр Всероссийского литературного конкурса «Герои Великой Победы» (2017, 2018).

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама