+22°C
Сервис недоступен.
Реклама

И снова Бренинги

Потом аптекой владел его сын Арнольд Иванович Бренинг. Он не только безукоризненно вёл аптечное дело, но, как человек разносторонних интересов, оставил огромный фотоархив - настоящее сокровище для казанцев всех поколений.

В 2004 году известный казанский крае­вед Георгий Валентинович Фролов представил на страницах журнала «Ка­зань» цветные фотографии, снятые Арнольдом Бренингом в 1911 году. Наличие столь ранних цветных казанских фотографий вызвало удивление и желание узнать, как же эти фото были сделаны? Известно, что Арнольд Иванович Бренинг получил блестящее химическое образование в Казанском Императорском университете, был соучеником и другом Александра Ерминингельдовича Арбузова. Это позволило Георгию Фролову предположить, что цветные фото - результат экспериментов Арнольда Ивановича Бренинга, и сделаны они методом цветоделения, которым пользовался выдающийся пио­нер российской «фотографии в натуральных цветах» Сергей Михайлович Прокудин‑Горский.

Но предположение оказалось неверным. В действительности это - автохром, изобретение братьев Люмьер, первый массовый вид цветной фотографии, в широкой продаже с 1907 года. Занятно, что Луи и Огюст Люмьеры считали своим главным вкладом в культуру не кино, а именно автохром.

Уделим немного внимания технике автохрома и оценим, насколько он был распространён.

Носителями цвета в автохроме являются мельчайшие гранулы картофельного крахмала, окрашенные в цвета, близкие к основным: красному, зелёному и синему. Гранулы равномерно напылены на обычную чёрно‑белую фотоэмульсию и образуют псевдорегулярную RGB‑триаду. Подобную мы увидим, посмотрев в увеличительное стек­ло на монитор или телевизор. Пластина автохрома представляет собой стек­лянный диапозитив с высокой оптической плотностью и весьма высокой, по сравнению с чёрно‑белым фото, зернистостью. Снятый в погожий солнечный день автохром очаровывает умеренно насыщенными мягкими цветами. При слабом освещении насыщенность очень вялая. Впрочем, при любых условиях съёмки автохром превращает небо в цветную мешанину а‑ля пуантилизм. Но всё же, несмотря на определённое техническое несовершенство первой массовой цветной фотографии, автохром был широко распространён. До середины три­дцатых годов в мире были проданы миллионы пластин автохрома. В Европе существуют огромные архивы автохромных стёкол. В первой трети два­дцатого века французский миллионер и меценат Альбер Кан посылал по всему свету фотографов, чтобы запечатлеть современное человечество в цвете. В архиве Альбера Кана в Париже хранятся семьдесят две тысячи цветных диапозитивов. Существует много цветных фотографий Первой мировой вой­ны в автохроме. В России до революции на автохром снимал, в частности, писатель Леонид Андреев.

Замечательно, что благодаря Арнольду Ивановичу Бренингу мы можем увидеть цветные фотографии Казани начала ХХ века.

Недавно я с любезного разрешения Татьяны Арнольдовны Бренинг, внучки Арнольда Ивановича, оцифровал девять ранее неизвестных автохромов из архива её деда. Давайте разглядим их. Начнём, конечно же, с порт­рета самого Арнольда Ивановича Бренинга.

С фотографии на нас смотрит успешный, уверенный в себе господин. К нему испытываешь полное доверие. Здесь Арнольду Ивановичу примерно три­дцать два года. После революции он был одним из руководителей в управлении аптек Татарской респуб­лики. В эпоху военного коммунизма казанские больницы выживали в значительной мере благодаря запасам лекарств из аптеки Бренинга. Судьба была немилосердна к этому прекрасному человеку: арестованный по ложному доносу и расстрелянный в 1937 году, он был реабилитирован в 1957 году, конечно, «за отсутствием состава пре­ступ­ления». Место съёмки - двор дома Лихачёвых. Хорошо, что городские архитектурные вакханалии последних лет не затронули этот дом. И се­го­дня можно увидеть невысокий кирпичный забор, отделяющий двор от улицы Муштари, то­гдашней Новокомиссариатской.

Скорее всего, эту фотографию и следующую разделяют минуты. Фотограф и портретируемый поменялись местами.

Но они не стали передавать фотоаппарат из рук в руки, у них были две камеры. Точно такую же стереокамеру с двумя объективами держит в руках Александр Андреевич Лихачёв, сын Андрея Фёдоровича Лихачёва, казанского помещика и коллекционера, которому Казань обязана существованием Городского музея. После смерти Андрея Фёдоровича его брат Иван Фёдорович выкупил коллекцию у вдовы и передал в дар городу. Условиями дарения были сохранность Лихачёвского фонда и присутствие в попечительском совете музея кого-либо из семьи Лихачёвых. Именно Александр Лихачёв состоял членом попечительского совета Казанского городского музея. Александр Лихачёв погиб в годы Гражданской войны, а Лихачёвский фонд впоследствии был расформирован и распределён по музеям города.

Здесь уместно разместить одну чёрно‑белую фотографию. Она сделана в этом же месте и, вероятно, в то же время.

Александр Лихачёв запечатлён со своей мамой Раисой Ивановной, вдовой Андрея Фёдоровича Лихачёва. Семьи Лихачёвых и Бренингов дружили. Впоследствии одинокая Раиса Ивановна доживала свои дни в семье­ Бренингов. Но не только потому, что эта фотография тематически совпадает с предыдущей, она помещена здесь. Это тоже автохром, и он тоже должен быть цветным! Но… Арнольд Иванович ошибся, поместил пластину в деревянную кассету обратной стороной, при экспонировании свет миновал окрашенные гранулы, и фотография получилась чёрно‑белой!

Стоит заметить, что это фото, как и цветные автохромы, опуб­ликованные Фроловым в 2004 году, является стек­лянной пластиной 10 на 15 санти­метров, а новые кадры, о которых идёт речь в настоящей пуб­ликации - стереопары с размером кадра 4 на 4 сантиметра, отсюда большая зернистость.

И ещё одна фотография Александра Андреевича Лихачёва.

Он сфотографирован во дворе аптеки Бренингов. За его спиной крыша дома на Малой Проломной (ныне Профсоюзной), слева и справа доходные дома, также принадлежавшие Бренингу.

Ну что ж, двинемся дальше, вслед за Арнольдом Ивановичем и его цветной, как сейчас бы сказали, 3D‑камерой. Можно предположить, что все кадры были сделаны в один день.

Популярным местом прогулок горожан в те времена был Николаевский сад, неко­гда место расположения городских кузниц. После проведения Всероссийской промышленной выставки в 1890 году пространство облагородили. Аккуратные аллеи и клумбы сада привлекали фотографов. Именно старые открытки помогли локализовать живописную клумбу, за которой виден дом с вывеской «Номера». Се­го­дня это Университетский (бывший Ленинский) сад, а с другого угла длинного дома находится известная казанцам пиццерия на улице Лобачевского.

Отсюда не так далеко до Фуксовского сада, откуда открывается вид на Фёдоровский бугор.

Се­го­дня на месте Фёдоровского монастыря - Национальный культурный центр «Ка­зань», в недавнем прошлом Ленинский мемориал. А то­гда это был заштатный монастырь, а двух­этаж­ное здание на переднем плане - церковно‑приходская школа при монастыре.

Повернёмся вместе с Арнольдом Ивановичем и его стереокамерой на 180 градусов.

Откроется вид на Фуксовский сад и Казанку с Коровьим мостом вдали. Фуксовский сад был заложен в 1896 году в память пятидесятилетия кончины известнейшего казанского учёного Карла Фёдоровича Фукса.

Местность совершенно узнаваемая. Примерно на месте Коровьего моста на рубеже XX и XXI веков появился наплавной мост, казанцы пользовались им до окончания строи­тель­ства моста Миллениум. В сетевом сообществе KazanNostalgique можно найти немало видов Фуксовского сада в разные годы. А теперь мы можем увидеть этот уголок Казани на цветном фото Арнольда Бренинга, относящимся примерно к 1911 году.

И, наконец, последний снимок. Пока не удалось однозначно определить это место. Но по цветопередаче пуб­ликуемый кадр - один из лучших.

Итак, мы с сожалением завершим прогулку по Казани более чем столетней давности. Увидеть наш город в цвете позволили добрый, талантливый, неутомимый человек Арнольд Иванович Бренинг и его потомки, сохранившие архив. Спасибо им!

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама