+5°C
USD 76,46 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    348
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Как сварить хороший борщ

Журнал "Казань", № 10, 2015
Первый студенческий семестр шестидесятого года, первая лекция по неорганической химии в химико‑технологическом. Мы - уже студенты, в нетерпеливом ожидании доцента Троицкой. Предстоит учиться у неё целый год.
Входит стройная темноволосая женщина, с дружеской улыбкой представляется нам. Сразу располагает к полному доверию. Мягкий и внимательный взгляд, свободная и естественная манера держаться, плавная и уверенная речь.
К тому времени Августа Дмитриевна была уже автором многих научных работ, защитила кандидатскую и руководила большим кругом аспирантов и соискателей. Более чем на десять лет она стала и для меня не только научным руководителем, но и советчицей в жизни.
Уважительное отношение её ко всем окружающим было глубинным, фактически врождённым. Ей претили сухие служебные формы общения, она считала их неестественными, особенно в стенах вуза и среде учёных. К этому добавлялось полное доверие к собеседнику; если же кто‑то из окружающих этим доверием злоупо­треб­лял, она не возмущалась, но глаза её становились грустными.
Августа Дмитриевна говорила: главную роль в моей судьбе химика‑исследователя сыграл Александр Абрамович Гринберг. С самого начала экспериментов он приметил у неё вдумчивость наряду со смелостью в выполнении работы. И предложил ей тему кандидатской диссертации, которая с успехом была защищена. Гринберг был истинным «ленинградским» интеллигентом, настоящим учёным. На всю жизнь Августа Дмитриевна сохранила к Александру Абрамовичу глубокое уважение и особое расположение, а семья Гринбергов ценила это и относилась к ней фактически по‑родственному.
Как она умела порадоваться каждому, даже небольшому достижению своих подопечных, пусть даже на «домашнем фронте»! Говорила, что на этом самом «фронте» все победы даются нелегко.
Молодой аспирантке, у которой никак не ладился синтез, посоветовала:
- Проживи свой опыт до мелочей, спокойно всё продумай. Ведь даже для того, чтобы сварить хороший борщ, нужны терпение и анализ действий.
Августа Дмитриевна никогда не боялась признать, что чего‑то не знает или не понимает. Рассказывала, как сильно трусила перед первым занятием с группой корейских студентов, которые приехали на учёбу в Казань в конце сороковых годов. Но опасения оказались напрасными. Она ценила шутку, могла посмеяться и над собой, её самоирония была очень тонкой. Встречи с подругами «по цеху», женщинами‑профессорами, всегда начинались с дружеских приветствий, шуток и улыбок, иногда слов сочувствия и поддержки. Лишь только после этого вели рабочий разговор. Нередко это бывало за чашкой чая в доме Августы Дмитриевны или в уютном кружке вокруг стола в её кабинете.
Она не любила пафосных выступлений, громогласных заявлений о научных результатах, чем иногда грешили даже молодые исследователи. Её выступления были чёткими, выверенными и излагались доступным даже для студентов языком. Августа Дмитриевна не требовала от своих учеников быстрых результатов в работе и скоропалительных выводов, считала, что это только вредит науке. Своим соискателям и аспирантам она разрешала звонить ей в любое время, чем мы все нередко пользовались, чтобы озадачить её «неотложной» проблемой.
Не было научных проповедей, но нам не позволялось и опускать руки. И эту терпеливую, даже мягкую женщину жизнь обязывала держаться мужественно, стойко. О трудностях она говорила лишь вскользь, а их на её пути было много. Часто советовала соискателям: «Надо хорошенько поразмышлять!»
К сожалению, в те годы преподаватель и учёный имел множество общественных «нагрузок». А ей, конечно, хотелось чаще быть просто женщиной, заботиться о ближних и проводить счастливые часы в кругу семьи.
Очень жалею, что не сохранила её письма мне в Новосибирский академгородок, где я была на стажировке. В них были не только рекомендации по работе над диссертацией, но и чисто дружеские, домашние тёплые советы. Я удивлялась, в каких кладовых своего сердца она находила всегда новые, нестандартные слова поддержки. Могла поинтересоваться здоровьем и отдыхом, характером отношений с коллегами в новом коллективе, влиянием сибирского климата на настроение…
Августа Дмитриевна умела гордиться своими учениками, как очень гордилась и своими детьми. Говорила об их жизненной позиции, работоспособности, доброжелательности, и мы знали: в детях это от неё.
Безмерную благодарность любимому профессору и любовь через череду лет сохранили все её ученики. Один из них, профессор Валентин Константинович Половняк, сказал так:
Свет угасшей звезды
Виден нам много лет.
Свет научной судьбы -
Удивительный свет.
Озаренье придёт
К новым юным сердцам,
Никогда не умрёт,
Что завещано нам.
Грачёва Людмила Сергеевна - кандидат химических наук, до 2001 года доцент кафедры неорганической химии Казанского химико‑технологического института.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: