+7°C
USD 77,77 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    273
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Комплекс усадеб в Старо-Татарской слободе как "машина времени"

Журнал Казань, № 8, 2015
Нередки случаи, когда натурные исследования и архивные изыскания меняют судьбу здания на реставрации. Однако проект восстановления комплекса усадеб в Старо‑Татарской слободе по улице Тукая заслуживает отдельного описания.
Удивление коллег вызвало не только то, что авторам проекта удалось основательно доказать необходимость понижения этажности до исторических габаритов.
Но и то, что инвестор согласился с доказательствами.
Дома под №№ 81, 83 и 85, 87 находятся в квартале № 198, ограниченном улицами Сафьян, Марджани, Ахтямова, на улице Тукая, бывшей Екатерининской.
Регулярный план Казани был высочайше конфирмован Екатериной Второй в августе 1768 года. При его разработке архитектор Василий Кафтырев совпадающую по направлению с Екатерининской улицей дорегулярную улицу решил продолжить в забулачную часть Старо‑Татарской слободы. На картах, отражающих реализацию регулярного плана Казани, в конце 1770‑х годов изображено три каменных здания - это дом Апанаевых (современная улица Сафьян, 5) и два дома на месте домов по улице Тукая, 81 - 83 и 85 - 87. Таким образом, в основе современных строений лежат дома конца XVIII века. Конечно, это совершенно невозможно было бы увидеть в двух пятиэтажных зданиях, пустующих десятилетие. Но, к счастью для объектов, в 2012 году для реконструкции в рамках государственно‑частного партнёрства в числе передаваемых объектов группе компаний ASG оказался и этот комплекс.
В мае 2012 года Татарское региональное отделение Общества охраны памятников истории и культуры и молодёжная организация «Красный щит» организовали очередную благотворительную экскурсию, на этот раз в Старо‑Татарскую слободу. Завершением её был осмотр Бурнаевской мечети. По пути к ней мы зашли во двор домов по улице Тукая, где шла разборка четвёртого и пятого этажей, признанных в результате инженерного обследования аварийными. Мы знали, что уже согласован проект восстановления этих средовых объектов в прежнем пяти­этаж­ном виде. Но в то же время нам было известно, что в октябре 1995 года постановлением главы администрации Казани № 1327 «Жилой дом, 1930 г., арх. А. Э. Спориус по ул. Тукая, 81 и Дом Юнусовых ул. Тукая, 83» были включены в список памятников истории и культуры местного значения. В 2010 году в связи с выходом постановления Кабинета министров Республики Татарстан № 348 от 2010 года здания потеряли статус памятника, так как не были включены в Перечень объектов культурного наследия местного значения. Студенты кафедры реконструкции и реставрации архитектурно‑строительного университета под руководством Натальи Троепольской в рамках курсового проектирования провели натурные обследования этих объектов. Удалось выявить принадлежность этих зданий к усадебному типу городской застройки, признаки разных строительных периодов.
Они назвали эти дома «машиной времени», где причудливо переплелись следы трёх веков. После снятия верхних этажей улица удивительным образом преобразилась, вернувшись к прежнему масштабу, из‑под штукатурки стали проступать срубленные наличники оконных и дверных проёмов. Дома предстали перед нами хранилищем сведений о прошлом, поскольку обладали информацией о смене облика, стилей, изменении размеров, парцелляций, очертаний форм и структурных процессах. Это было завораживающее зрелище, мы долго со студентами не могли оторвать взглядов от фактуры. Стало очевидно, что надо попытаться восстановить усадьбы.
На рабочей встрече Фарида Забирова обсудила вопрос с Алексеем Сёминым, руководителем ASG. Она поставила вопрос о восстановлении усадеб, хотя это и могло звучать с точки зрения инвестора абсурдным, так как вело к потере около трёх тысяч квадратных метров площадей на четырёх зданиях. Но Сёмин, как оказалось, сам побывал на объектах именно в этот день. И не­ожи­данно поддержал предложение архитекторов, увидел «породу» в многострадальных руинах.
Наш авторский коллектив провёл архивные изыскания, натурные исследования, мы подготовили эскизные предложения восстановления трёх усадеб и доложили на заседании научно‑методического совета Министерства культуры Татарстана по обоим вариантам (двух‑трёх­этаж­ному и пяти­этаж­ному) и предложили включить три усадьбы в Перечень объектов, обладающих признаками объектов культурного наследия: «Главный дом Юнусовых (Тукая, 81)»; «Главные дома усадьбы Бурнаевых (Тукая, 83 - 85)»; «Главный дом усадьбы Хорохова (Тукая, 87)».
В результате комплексных исследований мы пришли к следующим выводам. Строения №№ 81 - 83 и 85 - 87 по улице Тукая - пример перестроенных и утративших свой первоначальный архитектурный облик жилых построек конца XVIII века в Казани, но сохранивших под штукатуркой следы архитектурного декора. Три усадьбы, которые включают в себя несколько строений по красной линии улицы, в 1930‑е годы были объединены в два дома и надстроены двумя этажами.
В связи с разборкой в 2012 году поздних надстроев уже произошла частичная утрата их потенциала. Этот факт исключил здания из разряда исторических объектов. Но сложившаяся ситуация позволила понять согласованность пространственных параметров и архитектурного наполнения зданий, более полно раскрыть художественные качества застройки.
На совете были предложены варианты стратегии реконструкции и реставрации этих объектов. Первый вариант предполагал приведение раскрытых объектов к прежнему виду татарских городских усадеб. Второй - воссоздание зданий в пять этажей из нового материала на основе первых двух этажей старинных сооружений.
Совет поддержал первый вариант. Многие члены совета были приятно удивлены готовностью инвестора потерять половину площадей ради восстановления комплекса усадеб. Такие примеры в практике реставрации были: снятие позднего здания казарм со стен Казанского кремля, снятие надстроенных в тридцатые годы двух верхних этажей Гостиного двора (здания Национального музея Татарстана), но это были здания, находящиеся в государственной собственности.
Предлагаем читателю подробнее ознакомиться с выявленными нами и проанализированными сведениями по комплексу городских усадеб Юнусовых, Бурнаевых, Хохорина. Целый ряд архивных документов, публикуемых впервые, был выявлен Альбиной Хайруллиной в Национальном архиве Республики Татарстан.
Усадьба Юнусовых
Как уже упоминалось, на картографических материалах 1770‑х годов на углу квартала фигурирует каменное строение, которое, возможно, и легло в основу домовладения № 81, закрепляющего угол улиц Сафьян и Тукая.
Нам известно, что полтора столетия назад угловой дом принадлежал семейству Аитовых, ведущих происхождение из мурз. Затем дом был куплен Ибрагимом Губайдулловичем Юнусовым, купцом перовой гильдии. В этом же квартале находится мусульманский детский приют, построенный братьями Юнусовыми. О роли этой семьи можно судить по тому, что главная площадь Старо‑Татарской слободы (на пересечении Тукая и Карима) называлась Юнусовской.
Барский дом Юнусовых - главный в комплексе. Он выдвинут на красную линию, занимает угловое положение. Изначально двухэтажный дом был почти квадратный в плане. Он имел тождественную планировку обоих этажей, выстроен без антресольного этажа. Фиксационный чертёж 1850 года позволяет судить о характере фасадного декора углового здания. На этом чертеже предстаёт хорошо гармонизированный фасад, выходящий на улицу Екатерининскую (Габдуллы Тукая). Он выполнен в стиле раннего классицизма, который господствовал в застройке Казани и губернии очень недолго - с 1790‑х до 1810 года. Допускаем, что пространственная конструкция более древнего сооружения легла в основу этого здания.
Окна второго этажа увенчаны треугольными сандриками и вписаны вместе с ними в циркульные арочные ниши, а окна первого этажа с прямоугольными выступающими плоскими поверхностями зеркал также заключены в ниши, но прямоугольного сечения. Карнизный пояс подбит ритмичной чередой прямоугольных сухариков. Судя по характеру декора главного дома, его объёмно‑пространственной структуре и усадьбы в целом, Наталья Троепольская предположила, что автором постройки мог быть казанский губернский архитектор Филипп Емельянов, известный в нашем городе по небольшому количеству проектов. Творчество этого архитектора имеет ярко выраженный «архитектурный почерк», но плохо изучено и недооценено. Надо сказать, что Наталья Троепольская сейчас изучает архитектурные традиции раннего классицизма в России и творчество незаслуженно забытого Филиппа Емельяновича Емельянова. После тщательного исследования и сравнительного анализа творчества архитекторов, проектировавших в тот период в России и Казани в частности, ей удалось выявить круг построек, которые, возможно, принадлежат перу Емельянова.
Следующим строительным этапом формирования усадьбы Юнусовых была достройка дома до сложного в плане абриса, позволяющего максимально использовать возможности довольно узкого участка (около тринадцати саженей по красной линии бывшей улицы Екатерининской). Каменные службы, фиксировавшие противоположный угол участка, были соединены с основным домом. Сначала была пристроена лестница с торцевой стороны, затем лестница была соединена со службами и основным домом пристроем в два окна. В этот же период появились пристрой во дворе и баня. Таким образом, к 1851 году формируется планировочная структура усадьбы, сохранившаяся до конца века практически без изменений.
Ещё один графический архивный документ позволяет судить об архитектурном облике главного дома усадьбы к 1872 году. Указывается причина перестройки - пожар (1871 год), дом предполагается к «возобновлению». На главном фасаде чётко видна разновременность построек, старая часть отделена от новой раскреповкой. Расстояния между окнами также разнятся в старой и новой частях - в последней они расположены по два. Бросаются в глаза окна антресольного этажа, выведенные на улицу. Связывается пристройка со старым фасадом общим декором: орнаментированный фриз, венчающий карниз, оформление окон первого и второго этажей одинаковыми наличниками с фартуками. Разнятся лишь сандрики окон бельэтажа: в новой части это простые полочки, тогда как в старой - лучковые, украшенные лепниной. Несмотря на трансформации вертикальных поверхностей стен, которая существенно изменила облик здания, физические границы ограждения не были нарушены. Малые фрагменты декора на уличных фасадах и практически сохранный декор фасадной стены, оказавшейся в результате неоднократных достроек и реконструкций в интерьерном пространстве главного дома усадьбы Юнусовых, напоминают нам о «породистом» происхождении этого здания.
Усадьба Бурнаевых
Соседнее домовладение, вошедшее в современное строение, принадлежало с первой половины XIX века купеческому роду Бурнаевых, крупных торговцев, землевладельцев, общественных деятелей и благотворителей. В Национальном архиве найден проект здания 1852 года на земельном участке, принадлежавшем купеческой жене Зюгре‑Утие Муртазиной Бурнаевой, потом перешло к её сыну, купцу первой гильдии Мухаметсадыку Бурнаеву. Тот пользовался огромным авторитетом у мусульман Казани. Именно он построил Бурнаевскую мечеть, которая является памятником татарской культовой архитектуры.
К 1852 году на участке существует небольшой жилой усадебный дом, фасад имеет трёхчастную симметричную композицию, выполнен в традициях классицизма. Центральная часть в три окна выделена ризалитом, всего семь оконных осей. Первый этаж рустован, окна первого этажа обрамлены простыми наличниками. Окна бельэтажа оформлены классическими профилированными наличниками с прямоугольными сандриками и фартуками.
Противоположный угол участка закрепляли деревянные службы, в 1856 году заменённые внушительным каменным флигелем. Фасад нового строения был выбран архитектором Песке из высочайше конфирмованных в 1849 году фасадов и в известной мере повторял фасад главного дома. Исключение составляли лопатки в высоту бельэтажа, выделяющие углы флигеля. Позади флигеля запроектированы были две каменные кладовые.
Застройка домовладения типична для татарской части города: границы закреплены протяжёнными двухэтажными службами, а торцевая граница с соседним участком занята садом. Таким образом, ничто не мешает закрытой от посторонних глаз жизни мусульманской семьи.
В 1875 году восприемник усадьбы Садык Бурнаев делает мелкие пристройки к службам, а в 1882 году надстраивает второй и антресольный этажи в главном доме усадьбы. Главный дом усадьбы Бурнаевых также вошёл в объём строения под № 81, 83 и, таким образом, оказался объединён с домом Юнусовых. Планировочная структура сохранилась в общих чертах, за исключением обычного для советских реконструкций разделения помещений перегородками.
Согласно архивам, в начале XX века домовладение Бурнаевых разделяется на две части. Причиной этого, вероятно, послужил пожар 1902 года. Пострадала от пожара и усадьба Бурнаева, после чего дом и был выставлен на продажу. На плане 1850 года домовладение по адресу Тукая, 87 обозначено принадлежащим Хохорину. Владельцем главного дома становится некто С. Р. Эрман. В 1911 году новый владелец строит навес по новой границе домовладения.
Реконструкция 1930‑х
В тридцатые годы объёмно‑пространственная композиция усадеб перестаёт существовать. Постройки были объединены в два крупномасштабных дома и надстроены тремя этажами. Они получили название Домов нового быта меховщиков. Проект реконструкции принадлежит архитектору Андрею Спориусу.
Дома Юнусовых и Бурнаевых были объединены в пятиэтажное строение со скошенным углом, выходящим на пересечение улиц Тукая и Сафьян. Угол здания пластически усилен балконами с лаконичными металлическими конструкциями ограждений, расположенных на каждом этаже. Фасады обрели вертикальное членение широкими лопатками в высоту четырёх этажей. Третий этаж сохранял меньшую высоту окон, что выдавало в нём бывший антресольный этаж прежних строений. В местах сопряжения зданий друг с другом были внедрены подъездные группы и лестничные клетки на всю высоту.
В первые годы становления советской власти строительная техника и производство строительных материалов находились в глубоком кризисе. По этой причине надстройки зданий были выполнены из некачественных, а местами просто из подручных материалов: фанеры, опилок, камышита. Это привело к тому, что к 1975 году дом пришёл в аварийное состояние.
Следующим этапом жизни памятника стало расселение жильцов в рамках программы ликвидации ветхого жилья в 1994 году, запустение и обветшание. С 2001 года здание не использовалось, не было желающих приобрести в собственность эти признанные ветхими строения.
Итак, с помощью совмещения выявленных архивных документов и обмерных чертежей, выполненных нами в 2012 году, доказана сохранившаяся ценность этих объектов. После полной разборки поздних конструкций проявился первоначальный облик татарских усадеб. Необходимо выразить признание тем архитекторам 30‑х годов, которые провели реконструктивные работы по надстройке и объединению домов, практически не нарушив и сохранив в основании старинные усадьбы, изменив их назначение в соответствии с потребностями и новыми культурными и экономическими реалиями.
Таким образом, на сегодняшний день в полной мере восстановлено равновесие застройки исторической улицы центра города района Старо‑Татарской слободы.
Забирова Фарида Мухамедовна - архитектор‑реставратор.
Троепольская Наталья Евгеньевна - старший преподаватель кафедры реконструкции и реставрации Казанского государственного архитектурно-строительного университета.
Хайруллина Альбина Тагировна - руководитель архитектурных и проектных мастерских ASG.
Сизикова Мария Анатольевна - архитектор‑реставратор.
Текст в сокращённом виде опубликован в № 3  2013 года Вестника международного института антиквариата «Мир искусств».

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: