+22°C
Сервис недоступен.
Реклама

Конституционная обязанность государства

В России много городов, чья история до сих пор живёт в богатом архитектурном наследии, сохранить которое необходимо совместными усилиями государства и общества. Об актуальных задачах сбережения старины, о том, что сегодня необходимо чётко определить на законодательном уровне, журналу «Казань» рассказала заслуженная артистка России, депутат Государственной Думы Елена Драпеко.

 

У нас очень жёсткое законодательство

В российских городах много зданий — архитектурных памятников. И зачастую они не просто городская история, а жилые дома, и среди них есть даже дома многоквартирные. Мы недавно попросили Министерство культуры назвать количество многоквартирных домов, имею­щих статус памятника архитектуры. Министерство отправило запрос в регионы. Ответили не все, и, как я понимаю, данные не очень выверенные, но, судя по всему, таких домов в России не менее трина­дцати тысяч. А есть ещё так называемая рядовая историческая застройка. Эти дома и строения не являются памятниками, но, тем не менее, они тоже важны для сохранения исторического лица города.

Нам есть что сохранять для будущих поколений, и в России действуют исключительно строгие нормы защиты исторических архитектурных памятников. Нормы эти се­го­дня применяются и к большим территориям. К примеру, центры СанктПетербурга и Яро­славля являются объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО и, соответственно, охраняются законом. Это означает одну очень простую вещь. Где бы вы ни копали на этих объектах землю, где бы ни проводили ремонт или реконструкцию, вы должны получить разрешение от уполномоченных государственных органов. И это так, даже если вы ставите скамейки в парке, вокруг которого нет и нико­гда не было никаких исторических памятников.

Проблема в том, что речь идёт не о музеях, а о городах, в которых живут люди, по улицам ходит общественный транспорт, работают инженерные сети, обес­печивающие функциональность города и его жилых районов. Таким образом, мы получаем проблему согласования двух совершенно разнонаправленных задач.

 

Сохранить, не мешая жизни города

С одной стороны, мы, безуслов­но, должны сделать всё для сохранности объектов архитектурного наследия, но, с другой стороны, никто не может отменить необходимости модернизации дорог, подземных коммуникаций. Кроме того, в любом районе города есть необходимость строи­тель­ства новых зданий, какихто социальных объектов. Эти, в общемто, противоречащие друг другу задачи необходимо развести между собой, найти разумный компромисс.

Закон должен стать более тонким инструментом, выделяющим из городской среды действительно исторические зоны. Мы ведь понимаем, что города росли и давно вышли за пределы тех исторических территорий, в которых они существовали сто или двести лет назад, не говоря уже о более ранних периодах. Поэтому, образно говоря, нет смысла согласовывать каждое движение застройщиков и собственников зданий в новых спальных районах. Необходимо отделить внутри города, поселения историческую часть от новых районов.

 

Определить границы исторического поселения

Дело в том, что се­го­дня в законе понятие охраняемой территории увязано с понятием муниципальной единицы. Она же зачастую не просто поселение, а целая группа населённых пунктов с единым административным центром. Это с одной стороны. Но бывает и так, что в пределах одной муниципальной единицы оказываются несколько исторических поселений.

Отсюда следует простая и понятная идея. Необходимо очертить границы исторических поселений, не привязываясь к муниципальным границам. Конечно, для этого должны поработать экспертыисторики и точно указать, что существовало на этой территории в тот или иной исторический период, и определить расположение исторического поселения. Эти границы разведут применение различных законодательных норм. Внутри исторического поселения, как и прежде, будет работать закон об охране памятников, и здесь уполномоченные государственные органы продолжат отслеживать все действия по ремонту, реконструкции, модернизации исторической среды. Закон будет защищать не только памятники, но и историческую средовую застройку и ландшафт.

А за пределами исторического поселения эти же вопросы станут решаться с точки зрения градострои­тель­ного кодекса. В новых районах мы освободим и собственников зданий, и застройщиков от сложных процедур согласования. Такой подход — это взвешенное решение, позволяющее совместить задачи охраны памятников и задачи развития городов.

Однако есть ещё один важный вопрос. Как быть с новостройками? Совсем запретить застройку центра исторических городов невозможно, но как это сделать, не разрушая неповторимой ауры города?

 

Право архитектора

В городе Калуге некоторое время назад в самом центре появился дом — «чудовище фиолетового цвета», полностью разрушающий гармонию окружающей архитектурной среды. Я спросила главного архитектора города, как он мог такое допустить. А проблема заключается в том, что архитектор не имел чётко определённого права на запрет. То здание в центре Калуги проходило по нормативам размеров, а значит, закон не нарушен, и собственник строит практически что хочет.

Мы считаем, что профессио­нал должен в этом вопросе — сохранения архитектурного ан­самб­ля — иметь решающее слово. И мы это обеспечили. Уже есть норма, согласно которой любой собственник, если новое здание находится в историческом центре, обязан согласовать внешний вид здания с органом охраны памятников и главным архитектором. Если это небольшой частный дом, то достаточно представить эскиз, а на большое многоквартирное здание для согласования потребуется проект. Я надеюсь, новая норма предотвратит появление архитектурных чудищ из стекла и бетона.

Конечно, необходимо сохранить сердце города — его исторический центр. В Москве есть хороший опыт, ко­гда на месте разобранных старых зданий появляются новые, построенные с применением современных материалов, с иной внутренней планировкой, но полностью повторяющие фасад старого здания, стоявшего на этом месте. Сохраняются высотность, ландшафт, цветовая палитра, в целом архитектурная среда, и я думаю, что такой опыт применим во всех российских исторических городах.

 

Где взять деньги?

Сохранение архитектурного наследия требует очень серь­ёзных финансовых вложений. Один и тот же ремонт обычного здания и зданияпамятника по своей стои­мости отличается в разы. Здесь необходим подбор краски, других материалов, гарантирующих восстановление первоначального облика, бригады, нанимаемые для такого ремонта, должны иметь специальные лицензии. Всё это серь­ёзно поднимает стои­мость. А если в вашем доме есть лифт или печи старинной конструкции, то цена ремонта вырастет в очень крупную сумму.

Как се­го­дня решается вопрос финансирования ремонтных работ? В Гражданском кодексе записано, что собственник полностью несёт бремя расходов на содержание свой собственности. В домахпамятниках речь идёт не только о ремонте, но и о реставрации, а это ещё большие суммы. Кроме того, собственник обязан делать не то, что он хочет, а то, что прописано в пас­порте здания.

Законодатель хочет, чтобы государство в лице властей федеральных, региональных или муниципальных могло расходовать средства на реставрацию общедомового имущества в многоквартирных домахпамятниках. Се­го­дня идёт процесс согласования позиций. Приходится преодолевать некоторое вполне естественное сопротивление Министерства финансов, есть проблемы согласования точек зрения с Минстроем, но я думаю, что нам сов­мест­но с комитетами Государственной Думы по культуре и жилищнокоммунальному хозяйству удастся помочь людям, живущим в домахпамятниках. Уверенности добавляет и то обстоятельство, что се­го­дня в Министерство строи­тель­ства при­шли новые люди, с широким государственным взглядом, и могу сказать, что нас услы­шали и поняли.

Законодательная основа для решения вопроса есть. Это норма, позволяющая государству компенсировать собственнику часть расходов на содержание объекта культурного наследия. Норма существует, от неё никто не отказывается, но каждый год при формировании бюджета её действие приостанавливается. Мы надеемся запустить действие нормы в полном объёме, ко­гда страна станет побогаче, а пока ведём переговоры с правительством.

Но уже сейчас сделано исключение для религиозных организаций всех конфессий. И христиане, и мусульмане, и буддисты России имеют право на помощь государственного бюджета в части финансирования содержания своей собственности, зданий и сооружений культового предназначения.

 

Наш общий интерес

Архитектурное наследие — не просто словосочетание, взятое из текста закона. Это история и культура большой многона­цио­наль­ной страны, которые мы обязаны сохранить для наших детей. Архитектурная среда имеет огромное воспитательное и образовательное значение. Мы воочию, своими глазами можем видеть, как жили наши предки, впитать в себя и передать своим детям их эстетическое восприятие мира. Это наш общий интерес — и государства, и гражданского общества, и я не сомневаюсь, что государство нико­гда не уйдёт из сферы охраны исторического архитектурного наследия. Это конституционная обязанность государства.

Беседовала Наталья ЭЛЛЕР

 

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама