+4°C
USD 79,33 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    989
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Лидер (об основателе "Тасмы" Владимире Богданове)

Журнал "Казань", № 10, 2014
Есть разные мнения о точной дате возникновения легендарной фотогруппы «Тасма». Это понятно: создание объединения фотографов было процессом, а не одномоментным выполнением какого-то постановления. По одной из версий, группу создали в 1975 году.
Одно известно точно: первым руководителем группы был Владимир Богданов.
Его становление как фотографа происходило в Казани где‑то в конце шестидесятых и в семидесятые годы прошлого века. Тогда развивалась клубная любительская фотография, возникали многочисленные фотокружки в школах и Дворцах культуры. Можно назвать это время спокойным бытиём любительской фотографии под надзором цензуры.
При Госмузее одно время существовало сообщество пенсионеров и небольшого числа молодых фотографов. Фотографом музея был Лебедев, там же я познакомился с Андреем Шнегасом - фотоохотником и другими любителями. Мерилом художественного уровня фотографии того времени был журнал «Советское фото». Профессиональные фотографы, фотокоры газет «Советская Татария», «Комсомолец Татарии» и их собратьев на татарском языке выполняли свою работу в соответствии с планкой, установленной идеологическими нормами того времени.
На этом фоне неторопливой провинциальной фотографической жизни во Дворце культуры имени Ленина образовался фотоклуб «Волга», членами которого стали молодые фотографы. Потом они составили костяк творческой группы «Тасма», породившей феномен казанской фотографической школы. В железном занавесе уже стали появляться прорехи - просачивалась информация о зарубежной профессиональной и художественной фотографии. В Казань привозили журнал «Америка», фотографические издания из соцстран. Особый интерес вызывал чехословацкий журнал «Фото-ревю» под редакцией Мразковой.
У молодых казанских фотографов пробудился интерес к художественной социальной фотографии, появилась неудовлетворённость пикториальной любительской фотографией. Хотелось свободы и освобождения от всевидящего ока цензуры. Были и примеры рождения новой фотографии - коллеги из Прибалтики пробили своими работами окно на Запад, появились сильные фотоклубы в Перми и других городах. Наступило время, когда молодые казанские фотографы - профессионалы и любители объединились в творческую группу и назвали её «Тасма», в переводе с татарского это слово означало «лента».
Первым председателем этого объединения единогласно избрали Володю Богданова. Казалось, всё было спонтанно, безумно интересно, все стремились реализовать себя посредством художественной фотографии, мечтали о признании. По истечении времени я осознал, что наш выбор означал признание ведущей роли Володи в фотографическом деле. Он работал фотографом в нашем Государственном музее изобразительных искусств, и его фотолаборатория на Карла Маркса была открыта для друзей и коллег. Всегда можно было зайти, посоветоваться насчёт плёнки, печати, выслушать его оценку сделанной фотографии. А серьёзность его отношения к фотографии воспитывала тех, кто искал в ней лёгких путей.
Зарождение творческого коллектива - всегда сложное дело, а управление им требует жертвенности. Володя не получал зарплаты, не имел никаких выгод от своей должности. И мне кажется, только любовь к фотографии и своим друзьям была для него платой за подвижничество. А ведь надо было организовывать выставки, обсуждать работы, связываться с фотографами из других городов, и при этом успевать снимать и печатать свои работы.
За его спокойным на вид характером скрывалась мечтательная романтичная личность. Его вклад в развитие казанской фотографии значителен, во время его председательства и позже творческая группа «Тасма» сделала мощный шаг в сторону художественной фотографии в стране и за рубежом. Конечно, в этом участвовали и все члены «Тасмы».
В судьбу Володи ворвалась любовь. Оставив семью в Казани, он уехал на Север, мечтая создать серию фоторабот о суровом крае и его людях. После окончания университета я уехал в Западную Сибирь на работу. Вернувшись через три года в Казань, иногда слышал про Володю, вроде бы он работает на Севере и у него там родились сыновья. Ещё лет через десять, а может и больше, он вернулся на родину, но жил в деревне. К нему ездили Юрий Филимонов, Валера Михайлов.
Несколько раз Володя заходил ко мне, в фотолабораторию на улице Мусы Джалиля. Мы вспоминали «Тасму», но меньше говорили о фотографии, потому что ему надо было поднимать на ноги сыновей.
В феврале 2014 года Валерий Михайлов напечатал двадцать пять фотографий Володи и организовал фотовыставку в Доме Аксёнова. Среди знакомых мне работ я увидел несколько потрясающих северных фотографий - одна из них врезалась в память. Демонстрация, похоже, ноябрьская - порывы ветра со снегом заставили демонстрантов согнуться, вырывают из их рук транспаранты и плакаты. Кажется, ещё немного - и ветер раскидает людей. У меня возникла ассоциация с последней картиной Ван Гога - вороньё над ржаным полем, и я вспомнил день, когда мне сообщили о смерти нашего товарища.
Журнал «Казань», № 2, 2014

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: