+20°C
USD 73,76 ₽
Реклама
Архив новостей

ЛИЛИТ КОЗЛОВА — ЖЕНЩИНА, УСПЕВАЮЩАЯ ЖИТЬ

Она говорит «да» и не забывает об этом, а сразу доводит обещанное до итога. С Лилит легко работать и весело отдыхать - она поэт, прозаик, горнолыжница, альпинистка, турист‑вод­ник, автомобилистка. Вокруг неё все­гда многолюдно и шумно - четыре дочери, восемна­дцать следующих потомков, участники литературной гостиной, которую она как председатель Ульяновской организации Российского союза профессио­нальных литераторов проводит по четвергам уже много лет. Кроме исконной физиологии в научном диапазоне Лилит Николаевны литературоведение, цветаеведение. Специалист‑психофизиолог, она первая начала расшифровывать скрытый смысл, подтекст стихов Марины Цветаевой, заглянула в эту поэтическую бездну. Семь лет дружбы с Анастасией Цветаевой, поиски истинной могилы Марины Ивановны в Елабуге завершились установкой по доверенности Анастасии Ивановны ограды на найденном по показаниям свидетелей месте захоронения поэта, семью книгами о сёстрах - пять о творчестве Марины и две об Анастасии. Лилит - автор сорока трёх книг собственных стихов и прозы.

Лилит Николаевна Козлова частый гость в Казани, на своей родине. Тут на Малой Казанской улице (теперь Бехтерева) в доме с белыми львами над воротами она родилась, скрестив в своих генах два сильных казанских купеческих клана - Батуриных‑Яковлевых‑Петровых от мамы и Хусаиновых‑Юнусовых‑Апанаевых от папы. Чем, начав с мизера, всего в нескольких поколениях эти семьи заработали внушительные капиталы? Скоростью и силой жизни, неутомимой деятельностью, умением делать дело большой семь­ёй и, несомненно, талантом. В этом Лилит Николаевна, истинная продолжательница своих предков, успевает жить.

Мы с удовольствием представляем нашим читателям рассказ Лилит Козловой о её друге однокласснике Алексее Абрикосове, будущем лауреате Нобелевской премии. В седьмом классе девятна­дцатой казанской школы их свели вой­на и эвакуация - Лилит с пяти лет жила с мамой и отчимом в Москве, в вой­ну попала в Ка­зань к бабушке и тётке, литсотруднице газеты «Красная Татария» Наталье Козловой, Тёне, как звали её в семье­. Голодная зима 1941 года. Переполненный эвакуированными город. Холод. Теснота в уплотнённых квартирах. И - школа, начало юности, лыжи, скорость и дружба на долгую жизнь. Лыжи Лилит Николаевны и теперь не пылятся за печкой. Как же волжанину без них!

1. Лилит Козлова в одиннадцать лет

2. Мариам Юнусова - бабушка Лилит. Казань. 1905

Реклама

3. Папа Лилит Шамиль Хусаинов. 1928

Герой рассказа Лилит Козловой Алексей Алексеевич Абрикосов, дауреат Нобелевской премии 2003 года по физике за «основополагающие работы по теории сверхпроводников и сверхтекучих жидкостей», член‑корреспондент Академии наук СССР, в 1941 году трина­дцатилетним оказался в Казани в эвакуации. Сын академика патоанатома Алексея Ивановича Абрикосова, потомок владельцев крупнейшей в России кондитерской промышленной компании «Товарищество А. И. Абрикосова и сыновьей», после революции получившей имя большевика Бабаева, в вой­ну Алёша вместе с другими эвакуированными из Москвы детьми советских руководителей учился в Казани в девятна­дцатой школе, прыгал в ней через класс, спешил взрослеть, работать, заниматься на­укой. «Я начал заниматься сверхпроводимостью, ко­гда человечеству было не до неё. Мы были в эвакуации в Казани, в холоде и голоде»,- рассказывал он в Чикаго в интервью российскому журналисту Ирине Кемарской. В Казани школьник Алексей Абрикосов впервые встретился со своим будущим научным руководителем академиком Львом Давыдовичем Ландау. Вот строки из интервью Ирины Кемарской. «Была академическая столовая, в которой можно было пообедать.

Отец с матерью были заняты на работе, и я там обедал. Туда приходили два человека. Один был маленький лысенький с острым носом, а другой был высокий, худой и с кучерявой шевелюрой. Это были Ландау и Лившиц, но я в ту пору не знал, кто они такие. И вот, они сидят за столом, и потом Лившиц оглядывает весь зал и как увидит какую‑нибудь интересную женщину, показывает Ландау. Тот так на неё вытаращивается, что та очень смущается от этого пристального взгляда. Я всё думал, кто это такие странные люди - совершенно не умеют себя вести. А потом была объявлена лекция «Жидкий воздух». Лекцию читали доктор физико‑математических наук Ландау и ассистент Лившиц. Лекция была очень стандартная… Я увидел, что это та самая парочка, которая ходила в столовую. Я подумал: «Ну, что это такое, совершенно какая‑то тривиальная лекция». После этого я решил, что Ландау - это какой‑то халтурщик». Став сотрудником Ландау в Москве, Алексей Абрикосов как‑то спросил его: «А возможно ли, что совершенно обыкновенный человек, вроде меня, получил бы Нобелевскую премию?» - Ландау на это ответил (у него у самого то­гда её ещё не было): «Ну что же, это бывает, это вопрос судьбы, удачи».

Лилит Николаевна мечтала наш журнал с воспоминаниями послать другу юности Алёшке в США, где с 1991 года он жил и работал. Из ребят‑одноклассников по казанской школе они с ним остались, увы, уже только вдвоём. Номер готовился к печати, ко­гда СМИ сообщили о кончине 29 марта в США, в Пало‑Алто, лауреата Нобелевской премии Алексея Алексеевича Абрикосова.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: