+10°C
USD 64,43 ₽
Реклама

"Машина времени" на Тукаевской

Метаморфозы комплекса усадеб в Старо-Татарской слободе

Сложно сказать, о чём именно эта история — то ли о реставрации,

то ли о восстановлении исторической справедливости, или же о культурном заказчике?

А, может быть, обо всём сразу?

Расскажу об уникальном для нашего авторского коллектива (и для Татарстана) проекте реставрации зданий и восстановления комплекса усадеб по улице Габдуллы Тукая, основой которого стали натурные исследования и архивные изыскания. Уникальность проекта в том, что был применён аналитический метод реставрации со снятием позднейших наслоений площадью около двух тысяч квадратных метров для выявления первоначального облика трёх усадеб — «машины времени», как назвали её наши студенты.

Дома под №№ 81, 83 и 85, 87 находятся в квартале № 198, ограниченном улицами Сафьян, Шигабутдина Марджани и Ахтямовской, на одной из центральных улиц СтароТатарской слободы, бывшей Екатерининской (позже Тукаевской, ныне Габдуллы Тукая). Это была одна из регулярных улиц, которая, наряду с Юнусовской площадью, сформировала к началу XIX века новый облик СтароТатарской слободы. Для лучшего понимания дореволюционную историю этих усадеб рассмотрим отдельно друг от друга.

 

Усадьба АитовыхЮнусовых

Усадьба по адресу Габдуллы Тукая, 81 расположилась в квартале № 198, очерченном улицами Екатерининской (ныне Габдуллы Тукая) и Поперечной (ныне Сафьян). Небольшое кирпичное здание по улице Екатерининская прослеживается на картах конца XVIII века. Позже натурные исследования подтвердили древнее происхождение углового дома (Габдуллы Тукая, 81): были обнаружены следы сбитого декора конца XVIII века, точно такие же, как и на здании Галеевской мечети. В первой трети XIX века домовладение принадлежало купцу Аито­ву, позже его наследникам. Первыми графическими документами, раскрывающими историю усадьбы, стали два чертежа 1850 года (ранее не пуб­ликовавшиеся) с разными вариантами изображений фасадов и разрезов на планируемые пристрои к существующему каменному двух­этаж­ному дому. Проекты были подготовлены 1й гильдии купеческому брату почётному гражданину Исхаку Юнусову.

Первоначально угловой дом имел шесть оконных осей по главному фасаду, выходящему на Екатерининскую улицу. Главный дом и каменные кухни, разместившиеся узкой стороной по улице Екатерининской, были объединены между собой глухой кирпичной оградой с нишами, имитирующими оконные проёмы. Чертежи 1850 года позволяют судить о характере фасадного декора. Окна второго этажа, обрамлённые арочными нишами, увенчаны классическими треугольными сандриками. Окна первого этажа также в нишах, сандрики — прямоугольные. Входы в здание были организованы со двора, по красной линии улицы Сафьян размещались трёхчастные ворота, которые, кстати, сохранились вплоть конца ХХ столетия, их внешний вид и реконструкция были выполнены Ниязом Халитом, неутомимым исследователем и пропагандистом архитектуры СтароТатарской слободы. На участке размещались, помимо главного двух­этаж­ного кирпичного дома — каменная кухня и погреба, две каменные кладовые и деревянные службы, в глубине участка был обширный сад. Первым проектом предполагалось выстроить на территории по восточной границе брандмауэр, выполнить два пристроя к главному дому для размещения лестницы и ретирады, исправить деревянные службы с односкатной кровлей. Второй проект повторял решения первого, за исключением одной детали — предлагалось включить глухую кирпичную ограду между главным домом и кухней в структуру дома, при этом переделав две существующие ниши в оконные проёмы. Результаты натурного исследования стен здания показали, что Юнусовы переустроили дом по второму проекту: поэтапно достроили его до сложного в плане абриса, позволяющего максимально использовать возможности довольно узкого участка (около трина­дцати саженей по красной линии улицы Екатерининской, по Поперечной примерно пятьдесят пять саженей). Каменные службы, фиксировавшие противоположный угол участка, были соединены с основным домом. Таким образом, к 1851 году формируется планировочная структура усадьбы, сохранившаяся до конца века практически без изменений. Участок был застроен по периметру, въезжали через парадные ворота с улицы Поперечной. В 1851 году на территории усадьбы Юнусовы планировали выстроить каменную баню со сводами, но проект остался лишь на бумаге.

После пожара 1871 года главный дом предполагался к «возобновлению», то есть реконструкции существовавшего фасада здания с достройкой второго этажа над помещением кухни и пристроем 1850 года, а также смене общего стиля фасадов. Также проектом 1872 года предлагалось выстроить каменные службы на месте сгоревших деревянных. Всё запланированное было выполнено.

Улица Габдуллы Тукая, 81

Усадьба Бурнаевых

По соседству с Юнусовыми расположилось владение купцов Бурнаевых. В 1852 году домовладение принадлежало купеческой жене ЗюгреУтие МуртазинойБурнаевой,­ позже перешло к её сыну Мухаметсадыку Курбангалеевичу Бурнаеву, купцу первой гильдии. К этому году на участке стоял небольшой жилой усадебный дом Побразной формы в плане, западную границу участка фланкировали одно­этаж­ные холодные службы. Фасад здания имел трёхчастную симметричную композицию, был выполнен в традициях классицизма. Центральная часть в три окна выделялась ризалитом, всего имелось семь оконных осей. Первый этаж был рустован, окна первого этажа обрамляли простые наличники. Окна бельэтажа были оформлены классическими профилированными наличниками с прямоугольными сандриками и фартуками. На указанном архивном чертеже к зданию запроектирована пристройка кухни в один этаж, несколько портящая классическую композицию фронта улицы, однако ярко иллюстрирующая неудобство классических анфиладных планировок, заставлявших хозяев прибегать к такого рода пристройкам. Помимо этого, в глубине участка была запроектирована каменная баня со сводами. Типичен также острый угол в плане холодных кирпичных служб, выходящих на улицу Екатерининскую, обусловленный границей участка — владельцы стремились полностью использовать территорию (один из примеров подобного решения — усадьба ХусаиноваРахматуллина в том же квартале № 198 по Набережной Кабана). К 1852 году на территории участка располагалось много деревянных строений: два жилых флигеля, холодные строения, холодные службы, навес.

К 1856 году Бурнаевы вновь затеяли масштабное строи­тель­ство на территории участка. На месте деревянных служб, фланкировавших участок с востока, предлагалось выстроить двух­этаж­ный каменный дом. Фасад нового строения был выбран архитектором Песке из Высочайше конфирмованных в 1849 году фасадов и в известной мере повторял фасад главного дома. Исключение составляли лопатки в высоту бельэтажа, выделявшие углы флигеля. Позади флигеля были запроектированы две каменные кладовые.

Участок, более просторный, чем у соседей Юнусовых, разделялся по традиции на две части — жилые и служебные постройки и сад. Вообще, застройка домовладения типична для татарской части города: границы закреплены протяжёнными двух­этаж­ными службами, а торцевая граница с соседним участком занята садом. Таким образом, ничто не мешало закрытой от посторонних глаз жизни мусульманской семьи.

Запроектированные строения 1852 го­да были воплощены в жизнь, о чём свидетельствует следующий архивный чертёж 1858 года, на котором двух­этаж­ный дом и кладовые уже фигурируют как существующие. В этом же году главный дом был надстроен вторым этажом в месте одно­этаж­ного пристроя.

Пожар 1871 года, испепеливший соседнее домо­владение Юнусовых, не пощадил и усадьбу Бурнаевых. Поэтому снова потребовались ремонт и строи­тель­ство: застраивается весь хозяйственный двор, сад также отделяется глухим кирпичным забором с калиткой (которая сохранилась до се­го­дняшнего дня), в результате чего на территории не остаётся ни одного деревянного строения.

В 1875 году ставший к тому времени владельцем усадьбы Садык Курбангалиевич Бурнаев делает мелкие пристройки к службам, а в 1882 году надстраивает второй и антресольный этажи над флигелем усадьбы (современное здание по улице Габдуллы Тукая, 83). На архивном чертеже можно видеть, что фасад дома изменился: пристроенная одно­этаж­ная кухня в три окна была надстроена вторым этажом, и фасад приобрёл единую композицию в девять оконных осей. Был сменён и декор фасада: сандрики окон второго этажа украшены лепниной, фриз в центральной части расчленён небольшими кессонами. Центральную часть выделял невысокий аттик, фланкированный вазонами. Появляется кованая решётка балюстрады. В начале XX века домовладение Бурнаевых разделяется на две части. Причиной этого, вероятно, послужил пожар 1902 года, ко­гда «выгорели улицы: Екатерининская (от Евангелистовской площади до церкви Екатерины), обе Мещанские, Захарьевская около Апанаевской мечети, которая осталась однако же цела, и пр.». Пострадала от пожара и усадьба Бурнаева, после чего дом и был выставлен на продажу.

Улица Габдуллы Тукая, 83

После 1930-х годов

Реконструкции зданий были частым явлением как в дореволюционной России, так и позднее. Примерами в Казани могут служить многие доходные дома и учебные учреждения, обраставшие со временем пристроями, которые необходимо было вписать в общий архитектурный облик существовавшего здания: дом Ажгихина (улица Пушкина, 38), номера «Амур», 70, здание Первой Императорской мужской гимназии (Карла Маркса, 10, ныне здание авиационного института), здание Императорского университета и другие.

В 1930е годы рассматриваемые здания сов­мест­но с соседней усадьбой некого Р. Эрмана глобально реконструируются — надстраиваются двумя этажами небезызвестным архитектором Андреем Эмильевичем Спориусом, автором проектов таких памятников конструктивизма, как Дворец культуры имени 10летия ТАССР (1931 – 1932 годы, снесён в 2009 году), корпуса фабрики киноплёнки. Так главный дом усадьбы Бурнаевых также вошёл в объём строения под № 81 – 83 и, таким образом, оказался объединён с домом Юнусовых. Планировочная структура сохранилась в общих чертах, за исключением обычного для советских реконструкций разделения помещений перегородками.

Жилой же флигель вошёл в структуру второго дома. При этом сохранились разрыв между домами, каменное ограждение и проездные ворота. Планировочная структура флигеля просматривается довольно чётко, сохранились и своды в помещениях первого этажа, местоположение лестниц совпадает. Спориус мастерски выполнил проект реконструкции, приведя внешний облик зданий к стилю советского конструктивизма, изза чего здание под № 81 – 83 в 1995 году вошло в единый реестр памятников истории и культуры как ценный образец архитектуры советского периода. Примечательно, что при реконструкции третий этаж (бывший антресольный) сохранил меньшую высоту окон. Материалы, использованные при реконструкции, оказались некачественными — в первые годы становления советской власти строи­тель­ная техника и производство строи­тель­ных материалов находились в глубоком кризисе. Это привело к тому, что к 1975 году дома при­шли в аварийное состояние.

Следующим этапом жизни памятника стало расселение жильцов в рамках программы ликвидации ветхого жилья в 1994 году. С 2001 года здание пустовало.

К 2011 году здания, полностью потерявшие свой подлинный вид, находились в удручающем состоянии, и лишь сохранившиеся своды первого этажа робко намекали прохожим на своё древнее происхождение. В том же году студенты Казанского архитектурнострои­тель­ного университета под руководством Натальи Евгеньевны Троепольской сделали первые попытки исследования и фиксации зданий.

В 2012 году здания были переданы в собственность инвестиционной компании ASG. При проведении работ в том же году были удалены конструктивные элементы надстройки 1930х годов — перекрытия, лестницы, стены. Подлинные части стен и сводов XVIII – XIX веков оказались доступны для изу­чения. К этому моменту уже был разработан и согласован с собственником здания проект реконструкции существовавших пяти­этаж­ных зданий. В мае 2012 года Татарстанское респуб­ликанское отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры и молодёжная организация «Красный щит» организовали очередную (одинна­дцатую по счёту) благотворительную экскурсию в СтароТатарскую слободу. Завершилась она осмотром Бурнаевской мечети. По пути к ней мы зашли во двор домов по улице Габдуллы Тукая, где разбирали четвёртый и пятый этажи, признанные в результате инженерного обследования аварийными. Мы знали, что уже согласован проект восстановления этих средовых объектов в прежнем пяти­этаж­ном виде. Но в то же время нам было известно, что в октябре 1995 года постановлением главы администрации Казани № 1327 «Жилой дом, 1930 г., арх. А. Э. Спориус по ул. Тукая, 81 и Дом Юнусовых ул. Тукая, 83» были включены в список памятников истории и культуры местного значения. В 2010 году в связи с выходом постановления Кабинета Министров Респуб­лики Татарстан № 348 здания потеряли статус памятника, так как не были включены в Перечень объектов культурного наследия местного значения.

Опираясь на этот факт, заместитель председателя Татарстанского респуб­ликанского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Фарида Забирова предложила собственнику зданий восстановить их в исторических формах и габаритах. Предложение выглядело абсурдным, ведь при отказе от двух этажей собственник терял более двух тысяч квадратных метров площади. Это было ещё абсурднее лично для неё, потому что в доме № 87 она родилась. Собственник зданий не­ожи­данно принял предложение, увидев «породу» в многострадальных руинах!

С этого момента началось возрождение старинных усадеб, были проведены комплексные исследования, разработан проект реставрации.

Учитывая сложность предстоящих работ, стратегию реконструкции обсудили на научнометодическом совете при Министерстве культуры Респуб­лики Татарстан. Совет решил привести внешний вид усадьбы к историческому (на период татарских усадеб), а также рекомендовал включить восстановленные усадьбы в реестр памятников.

Поскольку на момент разработки проекта не было ни одной фотографии здания до реконструкции 1930х годов, авторскому коллективу пришлось восстанавливать внешний облик зданий по хвостикам кирпичей, сопоставляя архивные и натурные исследования, подбирая аналоги. Благо, Андрей Эмильевич Спориус подошёл к реконструкции исторических зданий весьма бережно и в высшей степени профессио­нально: в процессе работы в три­дцатые годы практически не пострадали исторические планировки, были сохранены кирпичные своды, соблюдено первоначальное расположение лестниц и тому подобное. Это позволило авторам проекта восстановить историческую планировку максимально точно. Результатом кропотливой работы стал проект реставрации зданий, которым удалось вернуть внешний вид на различные периоды: Тукая, 81 — частично на XVIII век (самая древняя угловая часть), частично на XIX век; Тукая, 83 – 87 на XIX век. Единственное, что не получилось выполнить — сохранить кирпичную лицевую кладку на Тукая, 87 изза полной утраты лицевой поверхности, поэтому пришлось согласиться оштукатурить эти фасады. Лишь в 2016 году в социальных сетях появилось фото три­дцатых годов ХХ столетия, на котором запечатлён момент начала реконструкции многострадальных зданий.

Реализация первого этапа беспрецедентного проекта началась в 2013 году, в результате удалось восстановить три исторические усадьбы и масштаб застройки, компенсировать информационноэмоциональный дефицит среды.

Хайруллина Альбина Тагировна — ассистент кафедры реставрации и реконструкции Казанского государственного архитектурнострои­тель­ного университета.

Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов:
Реклама