+5°C
USD 79,33 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    974
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Огни "текучего газа" на улицах Казани

Журнал "Казань", № 7, 2012

Страницы истории городского газового завода

В Казани недалеко от широких современных проспектов живёт своей повседневной жизнью ничем не примечательная, на первый взгляд, Газовая улица. Если спросить жителей о происхождении её названия, то большинство пожмут плечами. Между тем на этом месте с 1874 года располагался Казанский газовый завод, одно из ведущих предприятий дооктябрьской России.

Газовый почин правнука Суворова


В последней четверти девятнадцатого века в Казани стали появляться большие предприятия. А вот в коммунальном хозяйстве губернского города, где проживало более восьмидесяти тысяч жителей, заметных перемен не происходило. На заседаниях Городской думы шли бурные дискуссии о перспективах развития Казани.

В декабре 1872 года в Городскую думу поступило прошение статского советника Сергея Дмитриевича Башмакова. Он предложил проект создания газового освещения в Казани.

Сергей Дмитриевич, родившийся 12 марта 1831 года в имении своего отца в Казанской губернии, по материнской линии приходился правнуком великому русскому полководцу Александру Суворову. Получил блестящее образование в Пажеском корпусе, затем находился на военной службе. С 1854 года он - поручик лейб-гренадерского Эриванского полка. Участвовал в боях на Восточной (Крымской) войне, командовал ротой в составе Кавказской армии на Лезгинской линии. За воинскую доблесть был награждён орденом Святого Станислава второй степени с мечами. В 1859 году вышел в отставку в чине штабс-капитана. Избирался предводителем дворянства Тамбовской губернии. В шестидесятые годы успешно занимался предпринимательством в железнодорожном строительстве, был в числе учредителей Первого Товарищества конно-железных дорог в Санкт‑Петербурге, возглавлял правление Общества Ряжско-Моршанской железной дороги. В апреле 1875 года на торгах за два миллиона рублей приобрёл в свою собственность предприятия Богословского горного округа. 20 июня 1877 года скоропостижно скончался в Тамбове.
Как уроженец Казанской губернии, в начале семидесятых годов девятнадцатого века он посчитал своим долгом внести вклад в благоустройство Казани, устроив в ней газовое освещение.

Для рассмотрения прошения статского советника Башмакова Казанский городской голова Эраст Янишевский образовал особую комиссию из числа гласных. Интересы заявителя представлял отставной гвардии поручик Владимир Шнегас. После трёхмесячной работы комиссия одобрила проект, а 23 апреля 1873 года Городская дума решила приступить к его реализации. И уже спустя год заключила с Сергеем Башмаковым, в лице его доверителя Владимира Шнегаса, пятидесятилетний «Контракт об освещении города Казани текучим газом».

В основном текст контракта был составлен по образцу подобных документов, уже действовавших в Санкт-Петербурге, Москве, Харькове и других городах, хотя и в нём и содержался ряд существенных отличий. Так, в первом пункте говорилось: «Со дня окончательного утверждения контракта, Городское общественное управление предоставляет г-ну Башмакову, в течение пятидесяти лет, исключительное право на освещение города Казани текучим нефтяным газом, в тех улицах и местах, которые будут указаны на особо составленном для сего предпринимателем плане, но по согласованию с городским Управлением. Расстановка фонарей и назначение расстояния между ними зависит от городского Управления, но с тем, однако, чтобы расстояние между фонарями на одной стороне улицы не превышало сорока саженей. На перекрёстках должно быть не менее двух фонарей»1. Во втором пункте оговаривались условия безвозмездного выделения земельного участка под строительство газового завода: «Для устройства газового завода нефтяной дистилляции, складов и прочих необходимых для завода помещений городское управление отводит безвозмездно в пользование предпринимателя место из свободной городской земли в размере не превышающем трех десятин, причём все заводские здания, возведённые предпринимателем… освобождаются в продолжении контрактного срока от платежей всех повинностей в пользу города»2.

Достаточно точно в контракте были оговорены сроки строительства: «Устройство газового завода и все работы по газовому освещению должны быть кончены не позднее двух с половиной лет от дня заключения контракта»3. Было также зафиксировано условие, что все производственные помещения должны быть построены за счёт предпринимателя только из кирпича и покрыты железной кровлей. Используемые для газопроводной сети трубы должны быть изготовлены из чугуна, а для наружной разводки и внутри помещений - из железа.

Финансовые условия контракта были таковы: «За освещение города газом вышеназначенной силой в 12 свечей в течение тысячи шестьсот часов Городское управление платит г-ну Башмакову за каждый фонарь четырнадцать рублей восемьдесят коп. Городское управление обязывается взять не менее одной тысячи фонарей, расставленных согласно первому пункту условия»4. Для частных потребителей была оговорена следующая цена: «плата за тысячу куб. фут. газа не должна превышать пятнадцати рублей»5.

Предусматривалось, что по окончании пятидесятилетнего срока контракта завод с газопроводами и уличными фонарями должен был перейти в собственность города на безвозмездной основе. А через двадцать пять лет Городская дума получала право выкупить у предпринимателя всё газовое хозяйство по согласованной сторонами цене. Жёстко оговаривались условия возможной будущей модернизации предприятия: «Предприниматель не имеет права вводить без согласия Городской думы новые системы освещения города или новые осветительные материалы. Если же впоследствии будет открыт способ освещения более дешёвый и удобный, то предприниматель может ввести его по особому соглашению с городом относительно платы за освещение»6.

Согласно контракту, в подтверждение серьёзности намерений статский советник Башмаков в качестве залога внёс десять тысяч рублей серебром, после чего в Казани началась реализация проекта, занявшая всего восемь месяцев. За основу газового производства были выбраны немецкие нефтегазовые установки системы Гирцеля с горизонтальными ретортами. Строительные и монтажные работы проводились под руководством немецких специалистов Креля и Кронберга. Стоимость завода со всем оборудованием, но без учёта газопроводной сети, составила 222 тысяч 899 рублей.7

Успешный старт

24 (12) декабря 1874 года газовый завод в Казани был введён в эксплуатацию. Это было первое городское предприятие в России, использовавшее в качестве сырья в больших объёмах нефтяные остатки. Понятно, что завод сразу же привлёк к себе пристальное внимание известных русских специалистов. После его посещения в докладе Русскому Техническому Обществу профессор Горного института Конон Лисенко отметил: «Казанский светильно-газовый завод помещается за городом около озера Кабан. По Оренбургскому тракту на 3-й версте. Он основан в 1874 году и состоит из нескольких весьма красивых зданий, отличающихся от подобных построек, может быть, только меньшими размерами. Ретортное здание, продолговатой формы вмещало в себя в мою бытность там один печной корпус 30 ретортами; теперь выстроен другой, точно также на 30 реторт, из коих поставлено 15. В обоих корпусах имелось 9 топок, из коих каждая нагревает 5 реторт, расположенных в 2 ряда»8.
Особенностью технологического процесса, по мнению профессора Лисенко, было то, что «на описываемом заводе нефть перегоняется в месте с водой… из реторт продукты перегонки выходят с конца, противоположного притоку нефти и затем поступают в гидравлики, расположенные вдоль печных корпусов, но не над ними, а внизу, почти на горизонте топки; следовательно, здесь продукты перегонки направляются не кверху, как обыкновенно, а к низу»9.

Уже к концу 1876 года, на первом этапе реализации проекта, газовый завод обеспечил бесперебойную работу тысячи уличных фонарей и ряда городских казённых и общественных зданий. Хотя не все жители города приняли газовое освещение с восторгом. «С устройством газового освещения… наши собрания променяли свои свечные канделябры и люстры на газовые рожки, которые, производя на балах неимоверную духоту, отравляют удовольствие»,- писала казанская газета «Биржевой листок» после первого года работы городской газовой сети.

Развивая успех

В июле 1877 года после кончины Сергея Башмакова было образовано «Общество наследники С. Д. Башмакова», которое продолжило эксплуатацию газового хозяйства Казани. В 1888 году на заводе действовали шесть печей системы Гирцеля с пятью горизонтальными ретортами каждая. В качестве сырья в год расходовалось 28 тысяч 577 пудов нефтяных остатков на сумму 6 тысяч 809 рублей. В 1885 году завод произвёл 10 миллионов 300 тысяч кубических футов газа, в 1886 году - 9 миллионов 928 тысяч 900 кубических футов.10 Общество обслуживало тысячу тридцать три уличных фонаря и шесть тысяч девяносто девять частных абонентов. Кроме того, в качестве промышленных абонентов значились пять газовых двигателей и восемь газовых печей. Протяжённость газопроводной сети составляла тридцать пять вёрст. Городская управа выплачивала Обществу девять рублей двадцать пять копеек за тысячу часов горения одного фонаря. Цена газа для индивидуальных потребителей была от четырёх с половиной до пяти рублей за тысячу кубических футов.11

Персонал газового завода был весьма немногочислен: заведующий заводом, три дежурных техника, ретортщик, три кочегара, четыре чернорабочих, два сторожа и кучер. Эксплуатацию уличных фонарей обеспечивала специальная команда городских фонарщиков.

Директором завода был дипломированный химик Г. И. Ломан, ранее заведовавший химической лабораторией Казанского университета. Он в 1891 году вместе с приват-доцентом Владимиром Рудневым разработал технологический процесс получения бензола, толуола и антрацена из нефтегазовой смолы.

Бельгийский подряд

К началу девяностых годов городская газопроводная сеть в Казани выросла до сорока семи вёрст. Были установлены фонари на Воскресенской и Рыбнорядской улицах, газовое освещение провели в ряд общественных зданий.

В конце 1896 года «Общество наследники С. Д. Башмакова» с согласия Городской думы передало исполнение газового контракта учреждённой 18 ноября 1896 года бельгийской фирме «Gaz & Electricite de la Ville de Kazan» (Газ и Электричество города Казани). Её уставной капитал составлял 1,65 миллиона бельгийских франков, эмитированный в 16 тысяч 500 акций номиналом сто франков каждая.

По замыслу этой компании, в городе требовалось построить мощную электрическую станцию, а газовый завод должен был поставлять газ для питания мощных газовых двигателей, вырабатывающих электричество. Для обеспечения больших потребностей в первую очередь предстояло произвести коренную модернизацию завода. Под руководством инженера-технолога Г. Л. Соколовского и инженера М. Пиккеринга были смонтированы новые газовые печи, а также внедрён ряд устройств для механизации трудоёмких процессов.

В 1895 году бельгийская фирма ввела в эксплуатацию в Казани первую городскую электростанцию с двумя газомоторными двигателями мощностью по шестьдесят лошадиных сил, которые работали на газе, поступавшем с газового завода. Со временем её мощность была доведена до тысячи девятисот лошадиных сил, и здесь работали десять газомоторных, два больших газогенераторных и два дизельных двигателя.

На муниципальном уровне

В 1899 году по истечении двадцатипятилетнего срока первоначального контракта Городская дума получила право выкупа газового завода, однако вместо этого был заключён новый тридцатилетний договор, уже с фирмой «Gaz & Electricite de la Ville de Kazan», увеличившей свой уставной капитал до двух с половиной миллионов бельгийских франков. В нём вновь оговаривалось право досрочного выкупа городом электростанции и газового завода, но теперь уже через пятнадцать лет. Это и произошло 18 февраля 1914 года, когда «Городское управление выкупило досрочно предприятия электрического и газового освещения г. Казани от бельгийского акционерного общества, эксплуатировавшего их концессионным порядком, причём согласно договора о досрочном выкупе предприятий, Казанское Городское управление обязалось выплачивать бельгийскому Обществу с 18 февраля 1914 г. по день окончания концессионного срока, т. е. по 9 июля 1927 г. ежегодно по 119000 руб., в следующем порядке при подписании договора о выкупе. Т. е. 12 марта город уплатил 30000 руб., 17 февраля 1915 г. остальные 89000 руб., а затем с 17 февраля 1916 г. обязался уплачивать 119000 ежегодно»12.

В рамках муниципального управления завод произвёл 10 миллионов 375 тысяч 400 кубических футов газа против 10 миллионов 769 тысяч 700 кубических футов в 1913 году.13 Отчасти это было связано с назначением на должность директора завода инженера-технолога Юлия Аушкапа, окончившего с отличием Петербургский технологический институт. Впоследствии он стал известным учёным-химиком, защитил докторскую диссертацию, в середине тридцатых годов двадцатого века избирался ректором Рижского университета, а в 1938-1940 годах занимал пост министра просвещения Латвийской республики. В 1942 году он погиб в застенках НКВД.

В годы Первой мировой войны на казанском заводе решалась задача государственной важности по обеспечению сырьём военно-промышленного комплекса. Выдающийся российский нефтехимик академик Владимир Ипатьев высоко оценил роль предприятия в тот сложный период: «Первые заводские опыты по пирогенизации нефти были проведены нашей комиссией в Казани на городском газовом заводе. Благодаря работам Аушкапа, Пиккеринга и Грожана, дело было налажено в сравнительно короткое время, и на заводе стали добывать нефтяной бензол и толуол, которые по своим качествам были вполне пригодны для изготовления взрывчатых веществ. Хотя казанский городской газовый завод мог давать только небольшие количества ароматических углеводородов (около 1.000 пудов в месяц), но установка на нём пирогенизации нефти оказалась школой по этому вопросу и в значительной степени способствовала успеху устройства заводов в Баку»14.

Надеюсь, что придёт время, когда на улице Газовой будет установлена мемориальная доска в память работавшего на этом месте Казанского газового завода, одного из ведущих предприятий отрасли дооктябрьской России.

Матвейчук Александр Анатольевич - кандидат исторических наук, действительный член Российской академии естественных наук. Москва

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Контракт, заключённый Казанской Городской Думою с г. Башмаковым об освещении города Казани текучим газом. Казань. 1875. С. 2.
2 Там же.
3 Там же. С. 3.
4 Там же.
5 Контракт, заключённый Казанской Городской Думою с г. Башмаковым об освещении города Казани текучим газом. Казань. 1875. С. 5.
6 Контракт, заключённый Казанской Городской Думою с г. Башмаковым об освещении города Казани текучим газом. Казань. 1875. С. 7.
7 Ламанский С. И. О нефтяном, каменноугольном и водяном газе. СПб, 1887. С. 22.
8 Записки ИРТО. 1876. № 6. С. 37.
9 Там же.
10 Записки ИРТО. 1888. № 12. С. 6.
11 Записки ИРТО. 1888. № 12. С. 6. 12 Отчёт по эксплуатации Казанской городской электрической станции и газового завода за 1914 год. Казань. 1915. С. 5.
13 Там же. С. 17.
14 Ипатьев В. Н. Жизнь одного химика. 1945. Нью-Йорк. Т. 1. С. 474.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: