+5°C
USD 73,20 ₽
  • 9 сентября 2021 - 14:09
    О сентябрьском номере журнала "Казань"
    Дорогие друзья! На днях вышел наш долгожданный сентябрьский номер. В этом видео главный редактор журнала "Казань" Альбина Абсалямова и наши постоянные авторы Адель Хаиров и Алексей Егоров рассказывают о том, что интересного вас ожидает на его страницах!
    5430
    0
    11
  • 8 сентября 2021 - 13:28
    «Война и мир Сергея Говорухина»
    1 сентября в Казани прошел вечер памяти «ВОЙНА И МИР СЕРГЕЯ ГОВОРУХИНА». Программа вечера подготовлена группой студентов 3 курса Казанского театрального училища, под руководством народного артиста России и Татарстана Вадима Валентиновича Кешнера и Татьяны Валентиновны Лядовой.
    5576
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Профессор Миролюбов, Кабан и братья меньшие

Озеро Кабан. Рулевой — Михаил Миролюбов. 1975

 

Биография профессора Михаила Григорьевича Миролюбова полностью вписывается в то время, когда он родился, а это произошло 29 мая 1931 года. Надо сказать, что родители Миши, Григорий Александрович Миролюбов и Клавдия Кулакова, унаследовали от родителей «серьёзные недостатки»: у одной родители до революции были богатыми предпринимателями, а у Григория отец был священником, и жить с такой родословной во времена ГПУ и НКВД с самого начала было очень непросто.

Леонид МИРОЛЮБОВ,

профессор, заведующий кафедрой детской хирургии
Казанского медицинского университета

Борис МИРОЛЮБОВ,

доцент кафедры хирургии № 1 КГМУ

Сергей МИРОЛЮБОВ,

бывший главбух КМИЗа

 

Мишино детство

Общее состояние экономики Российской республики, которая постепенно перерастала в СССР, было, мягко говоря, непростым. Гражданская война, индустриализация и коллективизация держали население в состоянии крайнего напряжения. Питание было скудным, работали все и работали много, практически вся зарплата уходила на пропитание. Дети социально чуждых классов «врагов народа» оказывались в конце очереди на учёбу в вузе или на работу с хорошей зарплатой. Но молодость тем и хороша, что бытовые «мелочи» уходят на второй план, уступая место хорошему самочувствию, ощущению собственной силы, мечтам на ближайшее будущее.

Григорий Александрович сумел выучиться в Москве на инженера лёгкой промышленности. Там же в Москве был рождён Михаил. Распределение Григорий получил в Курск, а позже был переведён в Казань на обувное предприятие «Спартак», которое было одним из основных в СССР по обеспечению армии обувью.

Вскоре мама Михаила тяжело заболела, её поразил туберкулёз. Тогда это называли скоротечной чахоткой. Специфического лечения в то время не существовало, и молодая женщина умерла, оставив сына в пятилетнем возрасте. Первое лекарство от туберкулёза появилось благодаря работам Вакс-
мана, уроженца России, семья которого эмигрировала сразу после революции в США. Он в 1952 году выделил из почвенных бактерий стрептомицин, и благодаря этому препарату эпидемия туберкулёза в мире, не спеша, пошла на убыль.

Михаил Миролюбов первый слева.

Реклама

 

Дальнейшая жизнь маленького Миши продолжалась в качестве пасынка, причём со слов очевидцев старшего и младшего возраста, ситуация в семье была достаточно типичной, т. е. пасынок с его интересами был отодвинут на второй план. В начале Великой Отечественной войны Григория Александровича призвали на вой-
ну, а в октябре 1941 года родился брат Миши Сергей. Всё военное время Миша провёл в Чистополе у тётки Екатерины Кольцовой, в девичестве Миролюбовой. Она унаследовала дом священника и отца семейства Александра Ивановича Миролюбова, где прожила всю достаточно долгую жизнь.

Десятилетний Миша пошёл в Чистопольскую школу, а в свободное от уроков время и часто в ночь или ранним утром ходил на рыбалку и помогал дяде Серёже — мужу тётки Кати, рыбачить. Излишки рыбы продавали или обменивали на другие продукты питания, потому что в те годы жить по-другому было невозможно. Регулярная рыбалка сделала его практически профессионалом, но кроме того, что он научился видеть места, где «есть рыба», он навсегда полюбил воду, водные просторы, отмели и камышовые заводи, чистый прозрачный воздух, восходы и закаты солнца, а также приятную усталость мышц в конце дня, которая быстро прибавляла отроку физическую силу и выносливость. Как известно, тихая солнечная и тёплая погода в наших местах явление не частое, и рыбалка сопровождалась внезапными грозами, вынужденными ночёвками в заливных лугах, борьбой с дождём и ветром. Здесь зарождалась закалка духа и тела. Да, очень тяжело вставать рано, весь день работать вёслами, закидывать и вынимать, и опять закидывать сети и другие снасти, пойманную рыбу нести в бельевых корзинах на базар. Этот режим с детства подарил Мише такие черты характера, как пунктуальность, обязательность, а самое главное — волю к победе.

Григорий Александрович прослужил в расчётах ротных миномётов «Катюша» всю войну, поскольку был инженером и уровень образованности позволял производить сложные расчёты для точной стрельбы, и вернулся домой к концу 1945 года. Миша тоже вернулся в дом к отцу на улицу Артёма Айдинова и угол улицы Дегтярная. Это был старый дом со своим двориком и «удобствами» во дворе. Рядом был Кабан — удивительное по красоте озеро с продолжением до самого края Казани. Сейчас там находится «Баскет-холл».

На охоте. 1993

 

Здание школы № 4, где учился Михаил Григорьевич, и сейчас функционирует, в ней располагается шахматная школа имени Нежметдинова, в центре города, на горе. Одноклассниками и однокашниками его по школе были известные впоследствии учёные: профессор и академик Дилявер Абдуллович Зубаиров, профессор Герман Иванович Полетаев, профессор Ильгиз Абдуллович Ибатуллин. В соседней школе учился Роальд Сагдеев — самый известный академик, который во времена М. С. Горбачёва был в Москве директором Института космических исследований.

 

Лучший гребец

Кабан своей магической энергией притягивал к себе, и Григорий Александрович с Мишей часто выходили на воду для рыбалки, а иногда и за дровами — буксировали по воде на вёслах упавшие погибшие деревья, и пилили их для отопления дома, а также продавали для пополнения семейного бюджета. В конце 40-х и в начале 50-х годов на Кабане появились первые спортивные суда: байдарки, каноэ, академии и шлюпки — от яликов до военно-морских шестивёсельных. Миша, будучи сильным и энергичным юношей, одним из первых среди казанцев стал заниматься греблей на байдарке. Эту любовь к спорту он пронёс через всю свою жизнь, и прерывал тренировки только в связи с отъездами из города. Предыдущие базовые навыки пребывания на воде позволили Михаилу Григорьевичу быстро освоить достаточно сложную технику гребли на байдарке, и он входит в лучшую тройку гребцов-казанцев. Многочисленные победы и призы на нескончаемой череде соревнований, но самый главный старт был впереди. В 1953 году, выиграв достаточно уверенно все отборочные соревнования, Михаил Григорьевич добрался до первенства СССР. В финальном заезде байдарок-одиночек, несмотря на то, что ему досталась по жеребьёвке не самая его любимая дистанция, он стал призёром первенства СССР. В настоящее время титул мастера спорта присваивают и за меньшие заслуги, но в то время, почему-то, это звание не было присвоено. Михаил Григорьевич по результатам соревнований был зачислен в сборную СССР для участия в Олимпийских играх 1956 года.

 

Непростой выбор

Перед Михаилом Григорьевичем встал вопрос о выборе дальнейшей судьбы: если принять заманчивое предложение вступить в сборную команду СССР, то впереди около трёх лет тренировок, жёсткий спортивный режим и поездка на Олимпийские игры. С другой стороны, потеря специальности, потому что он уже на предпоследнем курсе ветеринарного института, и под большим вопросом целостность только недавно организованной семьи, в которой ожидалось пополнение. Как любой солдат мечтает стать генералом, так и любой спортсмен спит и видит себя на пьедестале почёта, слышит гимн своей страны и ощущает приближение славы, почёта и уважения в масштабе всей большой страны. Тяжёлый выбор предстоял Михаилу Григорьевичу, но в итоге всё-таки были выбраны семья и специальность…

Сельские годы

После окончания института дали направление в Удмуртию, естественно, в сельский район по специальности «ветеринария». В те годы далеко не все районы были укомплектованы ветеринарными врачами, поэтому приходилось работать на несколько смежных областей. В течение пяти лет семья поменяла три места жительства, а по специальности Михаил Григорьевич поднялся до главного врача района. Описание сельского периода жизни, на наш взгляд, заслуживает отдельного повествования, где можно углубиться в детали быта, описание случаев успешного лечения животных, в большинстве случаев кормильцев крестьянской семьи, красоты таёжной природы, а также всевозможных курьёзов и жизненных коллизий.

Обследование очкового медведя в зоопарке. 1989

 

Зоопарк и его обитатели

Город Казань не очень обрадовался возвращению семьи Миролюбовых, в которой было уже 2 сына, жить пришлось на съёмной квартире, ставку ветеринарного врача в крупном столичном городе тоже найти было нелегко. Казанский зоопарк принял на работу ветврачом Михаила Григорьевича. Квартиру сняли в центре города, здесь в настоящее время стоит УНИКС, а тогда это была улица Куйбышева, дом 27.

Зоопарк интересен не только детям, разнообразие фауны возбуждало и возбуждает профессиональный интерес, потому туда часто приходили научные сотрудники из ветеринарного института от младших чинов до старших. Через некоторое время аккуратный, подтянутый, ловкий и решительный врач был замечен и приглашён на работу в ветеринарный институт, где проработал всю оставшуюся жизнь. Михаил Григорьевич никогда не забывал зоопарк, часто туда приходил, помогал в разборе сложных клинических случаев, участвовал в лечении зверей, и никогда даже речи не заводил об оплате труда. Такова была его принципиальная позиция, он мог бы зарабатывать приличные суммы, но не делал этого.

 

На защите родного озера

Гребля на байдарке вросла в образ жизни Михаила Григорьевича, любая свободная минутка была использована для тренировок. Он принимал участие в бессчётном количестве соревнований, его знали на Кабане практически все. Сыновей он посадил в байдарку, когда они были в первом-втором классах. В те далёкие годы озеро Кабан было самым популярным местом отдыха горожан: здесь давали напрокат вёсельные лодки, были места для купания, водилось достаточно много рыбы. Например, башклейку ловили на поплавочную удочку, много было сорожки (она же плотва). Сильно развит был массовый гребной спорт. Вся акватория Кабана была занята байдарками и каноэ, в которых тренировались мальчишки и девчонки. Чтобы выйти на воду в байдарке, ребята стояли в очереди. Результатом этого массового спорта было то, что команды гребцов из Казани по всем видам: байдарка, каноэ, академическая гребля, народная гребля и морские шлюпки занимали призовые места на первенствах СССР, РСФСР, много было мастеров спорта международного класса, призёров первенств Европы и мира.

Постепенно из-за сбросов с промышленных предприятий и сточных вод из города вода стала в Кабане портиться, рыбы стало меньше, а затем она совсем пропала, цвет воды стал зеленоватый, появился противный запах от воды, пропали чайки, даже непривередливые утки перестали садиться на озеро. Многие спортсмены перестали ходить на тренировки из-за запаха, часто после таких тренировок появлялись изжога, головная боль, слабость и другие симптомы лёгкого отравления. В те же годы стали сокращать финансирование гребли, многие тренеры держались «из любви к искусству», но увольнение случалось раньше или позже. Процесс угасания большой гребли на Кабане завершил снос старых зданий-эллингов, где размещались общества «Спартак», «Динамо», «Буревестник»,
ДОСААФ и др.

Михаил Григорьевич встал на защиту родного озера: он писал письма в различные инстанции, газеты республиканского и городского масштаба, министерства, ведомства, исполкомы. Иногда отвечали известными стандартными текстами, чаще молчали, но никто ничего не делал и не собирался делать. В нескольких письмах Михаил Григорьевич приводил количество и локализацию труб, по которым идёт сток в Кабан и Булак. Трубы эти он знал наизусть, указывал, из которой идёт сток городских нечистот с улиц, а где грязь спускают предприятия, лидером среди которых всегда был химический комбинат им. Вахитова, проще — мыловаренный завод. Попытки спасти греблю на Кабане предпринимали ветераны гребли, тренеры — писали письма, обращались в комитеты по физической культуре различных уровней, но вектор внимания от казанской гребли ушёл. Михаил Григорьевич здесь был активным участником, а часто и организатором, он очень сильно переживал неудачи этого общего дела. Чёткая гражданская позиция, патриотизм не были чем-то напускным в характере Михаила Григорьевича, просто он не мог жить по-другому.

 

В плену ветеринарии

Первоначально в ветеринарном институте ему дали ставку на кафедре паразитологии, где он работал эффективно согласно своему характеру. Через некоторое время его пригласил Андрей Петрович Студенцов на свою, вновь открывшуюся кафедру акушерства, гинекологии и воспроизводства сельскохозяйственных животных. Авторитет члена-корреспондента ВАСХНИЛ А. П. Студенцова был в то время очень большим, и кафедра имела огромные перспективы, поскольку производство молока и воспроизводство поголовья животных являлись и являются ключевыми проблемами сельского хозяйства.

Михаил Григорьевич с удовольствием вёл занятия со студентами и врачами по повышению квалификации. Кроме аудиторной нагрузки, он проводил занятия на мясокомбинате на животных, привезённых из районов и ожидающих своей очереди. Здесь на них отрабатывали приёмы фиксации для врачебного осмотра, укладки на операционный стол, ректальные и вагинальные осмотры с целью диагностики беременности, проводили и отрабатывали типовые для ветеринаров операции по различным видам кастрации, удалению из желудка инородных тел и др.

Подготовка и чтение лекций, а также занятия наукой занимали много времени. Выезды в районы РТ, где он помогал ветврачам по диагностике, искусственному осеменению, читал лекции и проводил занятия, прошли через всю его профессиональную жизнь. За время работы над кандидатской диссертацией он изобрёл прибор, который определял уровень вакуума при сосании у телёнка. Оказалось, что это очень важный и показательный признак жизнеспособности родившегося телёнка, по которому можно решить вопрос о целесообразности дальнейшего выхаживания слабого телёнка, и не ждать, пока тот сам умрёт.

Докторская диссертация заняла много лет. Чтобы собрать материал по диагностике и лечению болезней вымени у коров, Михаил Григорьевич совершил сотни, если не тысячи выездов в районы республики, диагностировал, лечил и наблюдал отдалённые результаты лечения болезней вымени. По ходу работы были изобретены специальная мазь, специальной конструкции грелка и многое другое, что позволило повысить эффективность лечения. Например, для уменьшения травмы мамаше-корове при гибели её плода, он изобрёл и сделал опытный образец прибора, который назвал фетотом. Кроме того, были выявлены, классифицированы и показаны причины гипогалактии у коров, а также пути повышения молочной продуктивности. Долгое время Михаил Григорьевич заведовал кафедрой, много лет был председателем Государственной аттестационной комиссии врачей и выпускников различных вузов. Заслуженный деятель науки — это одна из немногих его заслуженных наград.

 

Заядлый лошадник

Несмотря на загруженность на работе, он успевал организовать конные походы, посвящённые Дню Победы. Будучи заядлым лошадником, он ходил на ипподром и занимался верховой ездой, попутно консультировал по своей специальности находящихся на балансе животных. Они дружили много лет с директором ипподрома Евгением Сорокиным, который был его учеником и единомышленником. Тренировки команды кавалеристов проходили на ипподроме, лошадей также выделял ипподром. Очень красиво и нестандартно смотрелось, когда десяток наездников, одетых в военную форму старого образца, подъезжают и выстраиваются внутри площадки, где уже построены студенты и стоит трибуна с руководством института, и старший — Михаил Григорьевич — рапортует о совершённом походе по местам боевой и исторической славы. Следует обратить внимание, что старший — Михаил Григорьевич — решал вопросы тренировок, аренды лошадей, разрабатывал маршрут, места остановок, определял режим движения и отдыха, питания людей и лошадей, что подтверждает его организаторские способности.

Вопросы общей образованности и культуры Михаил Григорьевич всегда держал в поле зрения и особенно любил классику литературы и музыки: он наизусть читал стихи Некрасова, Пушкина, басни Крылова, перечитывал произведения Толстого, очень любил Тургенева, французских и немецких классиков. Любимым жанром в музыке была оперетта — «Сильва», «Марица», «Мистер Х», «Сивильский цирюльник» и др., арии из этих оперетт он исполнял в определённых компаниях на удивление публики красиво.

Литературные способности, а их было много, он открыл в многочисленных книгах. Книги посвящены отношениям людей внутри общества, несколько книг про животных, автобиографические воспоминания, про спорт и греблю в Казани. Всего их более десяти.Таким многогранным и одарённым остался в нашей памяти профессор, заслуженный деятель науки, мастер спорта, отец достойного семейства Михаил Григорьевич Миролюбов.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: