+7°C
USD 58,88 ₽
Реклама
Архив новостей

Простой советский полковник Константин Свечников

Из архива журнала "Казань" № 5, 2020 г.

1980-й

Восьмого февраля 1985 года стоял трескучий мороз — тридцать семь градусов. Овражек на казанской улице Новаторов, так называемой «Кубе», был заполнен народом, но люди продолжали прибывать. Преимущественно пожилые мужчины и женщины, порой передвигавшиеся с большим трудом, пришли проводить в последний путь участника Великой Отечественной войны полковника Константина Леонидовича Свечникова.

Среди собравшихся были большие и маленькие начальники, сотрудники МВД, Республиканской клинической больницы, санитарки, медицинские сёстры, врачи, работники других организаций, так или иначе соприкасавшиеся с этим человеком.
Константин Свечников, правнук известного казанского купца и общественного деятеля дореволюционного периода Михаила Лукича Свечникова, родился в 1918 году на Урале. Поступив в Казанский медицинский институт, он активно занимается лёгкой атлетикой и волейболом, становится неоднократным чемпионом и рекордсменом республики. В 1938 году устанавливает рекорд ТАССР по прыжкам в высоту, который был побит только через десять лет. В составе студенческой волейбольной команды «Медик» играет в высшей волейбольной лиге.
В 1938 году на семью Константина Свечникова обрушилось несчастье: отец был арестован, обвинён в несовершённых преступлениях и расстрелян. Однако обо всём этом стало известно только после его реабилитации в 1956 году. А в то время на Свечниковых было поставлено клеймо «семьи врага народа», они остались практически без средств к существованию. Константин был вынужден подрабатывать любыми доступными способами, в том числе чисткой обуви на улице Баумана, а его младшему брату пришлось бросить общеобразовательную школу и перейти в неполную среднюю школу взрослых.

На стадионе. Константин Свечников четвёртый слева. 1938
О начале Великой Отечественной войны Константин узнал, находясь на медицинской практике в Тетюшах, откуда был срочно отозван для ускоренного прохождения завершающего курса обучения. В сентябре 1941 года его призвали в армию, направили на формирование в Пензу, а затем на фронт под Москву. Под Вязьмой его воинская часть, входившая в состав 33-й армии, попала в окружение и несколько месяцев вела организованную оборону. Константин Леонидович был трижды ранен, а один из осколков снаряда так и оставался у него в теле до конца жизни.

В июле 1942-го


Вот как описан этот период в представлении о его награждении: «С 1 по 4 февраля 1942 года во время ожесточённого боя за деревню Юрино под жестоким артиллерийско-миномётным огнём оказывал помощь раненым и эвакуировал их. 4 февраля, во время перевязки, был сам ранен в голову осколком снаряда, попавшего в дом, где был оборудован перевязочный пункт, однако остался в строю, отказавшись от эвакуации. Стал работать ординатором в медсанбате, затем организатором батальона выздоравливающих. В марте 1942 года был назначен старшим врачом 910 АП. Самоотверженно боролся с эпидемией сыпного тифа и сумел ликвидировать её в зародыше. Во время выхода из тыла, в бою за большак Беляево-Буславец, с оружием в руках участвовал в атаках и, одновременно, оказывал медицинскую помощь раненым. 18 апреля 1942 г., будучи отрезан от группы Ефремова, присоединился к 1292 СП (гр. Степченко) проделал с ним весь путь по соединению с гр. м. 2 НАБО, принимая при этом в полной мере участие в боевой деятельности группы».
А вот его собственные впечатления об этих событиях: «Зима 1942 года, идёт бой, кругом свистят пули, рвутся снаряды, небольшая группа военно­служащих мчится на санях в направлении позиции, которую необходимо занять. Прилетевший снаряд разрывает лошадь буквально пополам, однако оставшиеся в живых солдаты продолжают движение по снегу вперёд, не обращая ни малейшего внимания на падающих слева и справа товарищей».
Во время рейда по тылам противника воинская часть была полностью отрезана от снабжения и не имела ни малейшей возможности для отдыха, красноармейцы были крайне измотаны, голодные и уставшие, они просто валились с ног. Питались чем попало, а однажды, наткнувшись на «конское кладбище», рискнули съесть немного полутухлого мяса, слегка обжарив его на костре.
В апреле 1942 года вышли на партизанский отряд, действовавший в Смоленской области. Немного расслабились и отдохнули. При этом возникла реальная опасность того, что изголодавшиеся люди могли умереть от переедания, и это потребовало самого серьёзного внимания Константина Леонидовича как врача. После месячного пребывания в партизанском отряде он был эвакуирован в распоряжение штаба 3-го Белорусского фронта.
После лечения в госпитале Константин Свечников вернулся в строй, в составе 33-й армии 3-го Белорусского фронта форсировал Днепр и с боями дошёл до Кёнигсберга, а закончил войну на Дальнем Востоке.
«…В Восточной Пруссии в одном из уцелевших домов ординарец Кузнецов, решив приготовить пирожки, стал растапливать печь,— вспоминал Константин Леонидович.— В этот момент произошёл взрыв, и печь разнесло вдребезги. Меня засыпало кирпичами. Ординарец отделался лёгким испугом и небольшими ушибами. Хотя выглядело это весьма комично, можно было считать, что на этот раз повезло. Хитроумная ловушка,— граната, спрятанная в печи, сработала практически вхолостую».
Константин Леонидович вспоминал добрыми словами и другого своего ординарца, Меркуньяна. Однажды, найдя так называемого «скрипача» (так окрестили фаустпатрон), решили его испытать. Навели оружие на немецкие окопы и выстрелили. Неожиданно снаряд попал точно в цель. Начался большой переполох: стрельба с обеих сторон, беготня, шум-гам. Дошло до разборки в особом отделе, но в конечном итоге всё обошлось.

1944-й


23 июля 1944 года Константин Свечников написал матери: «Мне самому, с двумя моими ребятами, удалось взять в плен 9 фрицев». Позднее он рассказывал, что при конвоировании этих пленных, чтобы не убежали или не напали, пришлось срезать все пуговицы с их брюк.
В марте 1945 года воинская часть, в которой служил Константин Леонидович, была переброшена на Дальний Восток, где шли боевые действия с японцами. О пребывании в Маньчжурии у него сохранилось много воспоминаний. Рассказывал о необычайно огромных экзотических растениях, встречавшихся там, о том, что порой, проснувшись утром в палатке, под подуш­кой обнаруживал клубок змей, о японских солдатах, которые не могли противостоять нашим войскам в открытом бою, но часто использовали ночные вылазки для уничтожения советских солдат и офицеров.
А вот что сказано в наградных документах:
«За время ВОВ капитан медицинской службы Свечников проделал огромную работу по организации помощи раненым бойцам и офицерам. Благодаря умелой, энергичной и самоотверженной работе тов. Свечникова, дело санитарной эвакуации в полку поставлено хорошо. Санслужба полка осуществляет вынос раненых с поля боя в первые 3-4 часа в подавляющем большинстве случаев. Ротные, батальонные и полковые пункты медпомощи никогда не отстают от боевых частей и своевременно оказывают медицинскую помощь в полном объёме. В самые трудные минуты тов. Свечников лично руководит выносом раненых с поля боя и эвакуацией на ПМП. Только за последнюю боевую операцию в трудных зимних условиях тов. Свечников обеспечил своевременную эвакуацию свыше 600 чел. раненых. В наступательных боях тов. Свечников организовал санитарно-эпидемическую разведку, благодаря чему в полку нет ни одного случая отравления и инфекционных заболеваний».
Константин Леонидович закончил войну в звании майора, командира медсанбата, хотя ему ещё не было и тридцати лет. Был награждён двумя орденами Красной Звезды, орденом Отечественной войны и многими медалями.  
В 1944 году Константин Леонидович познакомился со своей будущей женой Надеждой Петровной Овчинниковой. 
«Шёл бой, вокруг рвались снаряды,— рассказывала она об этом.— Я, молоденькая фельдшер-санинструктор, ходила по окопам в поисках своего командира (впоследствии выяснилось, что он уже был убит), пытаясь найти медицинских работников из моей санитарной роты, других санитарных инструкторов, выяснить, откуда и куда выносить раненых. Но никого не могла найти. По законам военного времени у каждой санитарной роты была чётко определена зона ответственности, в соответствии с которой необходимо было выносить раненых. Невыполнение задания по выносу раненых и оказанию первой помощи бойцам грозило трибуналом и расстрелом на месте. От бессилия и отчаяния села и заревела. В этот момент появился Константин Леонидович с сопровождавшим его ординарцем. Он подошёл ко мне, помог подняться, расспросил, успокоил и заверил, что его починённые с этого момента будут выносить раненых и оказывать им первую помощь, как со своего участка, так и с участка фронта, за которым была закреплена моя санитарная рота».
В 1945 году они поженились. В их армейских книжках стоит отметка, что брак зарегистрирован в Подгорнском сельском совете Кировского района Уссурийской области Приморского края.
В 1946 году Константин Леонидович получил направление на перспективную работу в город Грозный Чеченской республики, но желание вернуться на родину возобладало, и он отказался. Его направили в распоряжение МВД ТАССР. Стал начальником санитарной части в Зеленодольске, затем — госпиталя в деревне Киндери для военнопленных, строивших Казанский оптико-механический завод.
Тогда ещё продолжали действовать репрессивные меры в отношении родственников так называемых «врагов народа». В 1950 году Константин Леонидович попал под «чистку» и был уволен из органов внутренних дел. Его направили в распоряжение Министерства здравоохранения республики и назначили главным врачом курорта «Бакирово» в Шугуровском районе. Курорт действовал только летом, поэтому ранней весной семья Свечниковых перебиралась туда. Потом — назначение заместителем главного врача по медицинской части Республиканской клинической больницы.
В 1961 году неожиданно умирает главный врач больницы, Константину Леонидовичу приходится исполнять его обязанности. У чиновников были свои кандидатуры на должность руководителя больницы, но её коллектив решительно высказался за Свечникова. Назначили его. Началась многотрудная работа: борьба с эпидемией трахомы, улучшение медицинского обслуживания в районах… Константин Леонидович продолжал работать и как врач-невропатолог.
В состав Республиканской клинической больницы тогда входили клиники Вишневского, Груздева, Меньшикова и «Старая клиника», давно требовавшие капитального ремонта, на который катастрофически не хватало средств. Количество пациентов постоянно росло, и очень нужны были новые помещения. После переезда «спецбольницы» с улицы Горького на улицу Чехова стоило больших усилий добиться передачи высвободившегося помещения под поликлинику РКБ. Так решил Минздрав, но у первого секретаря Татарского обкома КПСС Фикрята Табеева первоначально было иное мнение. Удалось его переубедить.
Константин Леонидович стал строить планы возведения нового комплекса зданий для РКБ. Подобрали место на Оренбургском тракте, разработали и согласовали проект, предусматривавший вертолётную площадку. Началось строительство.
В 1966 году Константину Леонидовичу присвоили звание заслуженного врача ТАССР.
В среде медицинских работников республики стали поговаривать о вероятном скором назначении Свечникова министром здравоохранения ТАССР. Однако этого не произошло. Возможно, ещё не забылась «неудобная» история с помещением на улице Горького. В результате ему предложили вернуться на работу в системе Министерства внутренних дел.
Учреждение УЭ148СТ-6 (психиатрическая больница специального типа), начальником которого назначили Константина Леонидовича, через пять лет превратилось в самую современную больницу подобного профиля в Советском Союзе. Был подобран высококвалифицированный персонал, укрепилась дисциплина сотрудников охраны и лечебного персонала, появилась новейшая медицинская аппаратура, преобразился интерьер помещений и палат. 
Надо представить, каких нервных затрат требовала работа в этом учреждении! 
Константин Леонидович был награждён Почётной грамотой Министерства внутренних дел СССР, орденом «Знак Почёта», ему было присвоено звание полковника.

 

 

 

 

 

Продолжается подписка на второе полугодие 2022 года. 

Стоимость подписки на полгода для жителей Татарстана — 747 рублей.

Для Москвы — 809 рублей (и это дешевле, чем покупать журнал в розницу!) 


Подписаться можно в любом почтовом отделении России

(для Татарстана подписной индекс П2353, для других регионов — П7078).
Онлайн, на сайте Почты России:
https://podpiska.pochta.ru/press/П2353 (для Татарстана)
https://podpiska.pochta.ru/press/П7078 (для жителей других регионов)

Подписаться можно и на сайте госуслуг РТ в разделе "подписка" (поиск по тем же индексам или по названию журнала).

Купить журнал можно на маркетплейсах:
Озон
Wildberries 
Яндекс.Маркет
KazanExpress

 

Оставайтесь с нами — впереди нас с вами ждут новые номера, презентации и многое другое!

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: