+1°C
USD 77,55 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    546
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Разиль Валеев: "Путь в библиотеку — путь в будущее"

Журнал "Казань", № 9, 2015
Директора - читайте «библиотекаря» - Библиотеки Конгресса США назначает на должность сам президент страны и утверждает Сенат. Статус этот фактически равен статусу советника главы государства. С нашим собеседником всё немного наоборот: заняться общественной и политической деятельностью его в своё время подвигла обеспокоенность судьбой крупнейшего книжного собрания республики…
Депутат республиканского парламента, председатель Комитета по образованию, культуре, науке и национальным вопросам, президент Татарского ПЕН‑центра, народный поэт Татарстана Разиль ВАЛЕЕВ был директором Национальной библиотеки с 1986 по 2000 год, а сегодня является председателем её Попечительского совета. В интервью журналу «Казань» он рассказал вот о чём…
- Разиль Исмагилович, уже три десятилетия ваша жизнь неразрывно связана с Национальной библиотекой Республики Татарстан. Помните ли день, когда впервые переступили её порог в качестве директора?
- Намного раньше я начал ходить в библиотеку в качестве читателя - ещё до поступления в родную сельскую школу. В семье у нас росло восемь детей, и когда мои старшие сёстры готовили уроки, я стоял рядом и так незаметно для себя научился читать. К шестому‑седьмому классу уже прочёл все детские художественные книги в сельской библиотеке и решил собирать свою собственную.
Когда у меня появились кое‑какие деньги, я отправился в магазин, где рядом с керосином, мылом, спичками, пряниками и конфетами продавались и книги. Первая, которую я купил, называлась «Шаг вперёд, два назад» - мне очень понравилось название, и, как оказалось, это было сочинение Ленина. В школьные годы я был одним из самых читающих учеников, читал и читаю всю жизнь, посещал самые разные библиотеки, считал для себя прожитым зря тот день, в который ничего не прочёл. В школьные годы какое‑то время я даже мечтал стать библиотекарем. Потом эта мечта забылась, я поступил в Казанский университет на факультет журналистики, затем в Литературный институт имени Горького.
Когда в 1986 году мне предложили место директора биб­лио­теки, за плечами у меня уже были учёба в Москве, работа в Союзе писателей ТАССР, Набережночелнинской писательской организации. Я считал себя человеком более или менее знающим и сведущим. В мой первый рабочий день коллеги провели меня по всем книгохранилищам - до этого там бывать не приходилось. Чувством, посетившим меня тогда, было глубокое разочарование в себе. Стало очень грустно: оказывается, существовало богатство, постичь глубину которого не хватило бы и всей жизни. Мучила мысль: почему я раньше не читал этих книг, не знал даже об их существовании? Я задумался, как же мне быть? Поразмышляв и прислушавшись к советам коллег, решил, что буду читать то, в чём ощущаю наибольшую потребность на данный момент, что нужно мне для работы и для души. Первым делом взял книги американского философа Эмерсона, которые давно искал, но не мог найти, в нашей библиотеке было его издание XIX века.
- Даже вас при знакомстве с фондами библиотеки охватила оторопь. Что уж говорить об обычном читателе - многие и не догадываются о том, что скрывают закрытые книгохранилища.
- Я уже давно мечтаю, чтобы по нашим «книжным лабиринтам» водили экскурсии читателей или просто туристов. Увидев воочию всё богатство, которым мы обладаем, а это - прижизненные издания Пушкина, Толстого, Тукая и других мировых классиков, многие, я уверен, захотят соприкоснуться с ним ближе. Но, увы,- пока у библиотеки нет таких условий, которые позволяли бы проводить такие экскурсии. У нас и так восьмикратное превышение нормативов фондов над площадями. Как только появится новое здание, я буду предлагать, чтобы такие экскурсии обязательно проводились.
Но мы постоянно работаем над тем, чтобы привлекать новых читателей. Для этого недостаточно того, чтобы человек просто пришёл в библиотеку и взял книгу. Мы проводим читательские конференции, презентации книг, у нас недавно открылось литературное кафе, действует «Театральная гостиная», в Год литературы заработала «Литературная гостиная».
- Вы возглавляли работу библиотеки в те годы, когда в жизни всей страны происходили большие перемены. Чем пришлось заниматься в первую очередь?
- Я пришёл в библиотеку ещё в то время, когда она носила название «Республиканская научная библиотека имени В. И. Ленина». Это было типичное идеологическое учреждение, «агитпункт» обкома партии. Отношение ко всем библиотекам являлось соответствующим. Материальное положение было плачевным - кабинет директора площадью восемь квадратных метров с расшатанным стулом, никакого транспорта в распоряжении, с потолков капало, условия хранения книг - ужасающие, многие уникальные издания прошлых веков гнили в подвалах. В первую очередь я занялся решением хозяйственных вопросов. Мы с коллегами попросили у руководства дополнительное помещение для размещения наших фондов. К нам не прислушались, и тогда мы объявили своеобразную забастовку. Это была совершенно уникальная забастовка - мы выходили на работу, трудились как всегда, но отказались получать заработную плату. Библиотекари с нищенской зарплатой пошли на это ради того, чтобы спасти книги. Над нами только посмеивались, пока в Казань, прослышав о таком случае, не начали приезжать корреспонденты из газеты «Московские новости», федеральной телевизионной программы «Взгляд», журналисты из Франции, Италии. Дело получило не­ожи­данный резонанс. Тогда, наконец, власти нас «услышали» и вынуждены были дать дополнительное здание бывшего обкома комсомола на улице Карла Маркса. Мало того - мне удалось найти спонсоров среди новоявленных бизнесменов, которые помогли выплатить сотрудникам зарплату за два месяца забастовки, а сэкономленные за счёт забастовки бюджетные деньги мы передали одному из детских домов. Меня тогда обещали уволить с работы, но не успели, потому что коллектив выдвинул мою кандидатуру в депутаты Верховного Совета нашей республики, куда я прошёл. Это был 1990‑й год. В политику я вовсе не стремился, но коллеги убедили меня, что это нужно для дела. И действительно, во многом благодаря своему новому статусу в девяностые годы, когда библиотека получала очень скромные деньги из бюджета, удавалось ремонтировать здания библиотеки, комплектовать её фонды. Мы выписывали тогда более тысячи наименований газет и журналов, каждый год получали около двадцати тысяч экземпляров новых книг.
- С 1991 года библиотека обрела новый статус - Национальной библиотеки Республики Татарстан. Что это изменило?
- Такой статус мы получили первыми в России среди субъектов Федерации. В нашем уставе появился пункт о том, что мы являемся главной библиотекой, которая комплектует, хранит и популяризирует литературу о татарах и Татарстане. Мы начали обслуживать читателей не только в нашей республике, но и далеко за её пределами, наладили систему межрегионального и международного книгообмена, и сегодня сотрудничаем с библиотеками более чем тридцати стран мира - США, Китая, Турции, Японии, Испании, Южной Кореи, Германии, Англии, Финляндии и других. Направляем им список изданий, выходящих в свет в нашей республике - газет, журналов, книг с короткими аннотациями. Они формируют свой запрос на те, которые вызывают у них наибольший интерес. Такой же список направляют и нам.
- Что интересует зарубежные библиотеки в первую очередь?
- Из журналов - наши литературные издания «Казан утлары» и «Идель», «Сююмбике», издания, освещающие историческую тему - журналы «Казань», «Гасырлар авазы»; из книг интересует литература об истории татар, новейшая история республики. Поскольку в Татарстане развиты сельское хозяйство, машиностроение, самолётостроение, нефтехимия, мы просим прислать издания на эту тематику.
Кроме того, совместно с мировыми биб­лио­теками мы сейчас готовим сводный каталог дореволюционной татарской книги. Татары всегда были книжным народом. Первая книга на татарском языке была издана в 1722 году, это - «Манифест Петра Первого». Она стала и первой печатной тюркоязычной книгой в России. До 1917 года татары издали более пятнадцати тысяч наименований книг тиражом более пяти миллионов экземпляров. Это больше, чем книги всех тюркских народов тогдашней России вместе взятые. Татарские книги занимали второе место после русскоязычных, несмотря на то, что на их издание не выделялось ни копейки из государственной казны, всё делалось за счёт благотворителей, меценатов. Первый печатный Коран в мире увидел свет в Казани. Он прославился как самое грамотное и точное издание священной книги мусульман. Татарские книги издавались и по всей России - в Астрахани, Уфе, Санкт‑Петербурге, Оренбурге, везде, где оказывались татары. И только треть всего татарского дореволюционного книжного наследия на арабской графике хранится сегодня в татарстанских библиотеках и их архивах. Остальная - большая часть - распространилась по всему миру. Начиная с конца XIX века и после революции многие татары уезжали за рубеж. Как правило, это были очень просвещённые люди. Среди татар Турции до сих пор ходит одна притча. Когда в России планировалась очередная перепись населения в конце XIX века, прошёл слух о том, что после неё пойдёт новая волна крещения татар. Тогда часть татар‑мусульман решила покинуть родные места и уехать в Турцию. Однажды целая деревня приехала к берегу моря, им велели взять только по два узла вещей, поскольку места на судне было очень мало. Оказалось, что каждый из них взял с собой самовар и свёрток книг. Во второй половине позапрошлого столетия была первая волна эмиграции татар в Китай. И что они делали первым делом, обосновавшись на новом месте? Строили школу, мечеть, библиотеку, начинали издавать газету или журнал. То же самое было в Японии, Корее, Финляндии.
Очень много татарских книг хранится сегодня в библиотеке Хельсинкского университета Финляндии, библиотеке Академии наук Украины, в библиотеках Китая. Академик Миркасым Усманов встречал много старинных печатных и рукописных татарских книг в библиотеках Ватикана, Ирана.
- Может ли это наследие стать доступным для читателей Татарстана?
- Да, такое возможно. Некоторые библиотеки готовы предоставлять нам электронные варианты изданий.
- Что больше всего впечатлило вас в работе иностранных библиотек?
- Налаживая международное сотрудничество, в первую очередь я поехал изучать опыт работы Библиотеки Конгресса США. Это было в мае 1991 года. Её руководитель называется там не директором, а библиотекарем. Это должность, на которую пожизненно назначает сам президент Америки, и библиотекарь является одним из его советников. Тогда им был и остаётся до сих пор Джеймс Биллингтон. Очень интересный человек, прекрасно владеющий русским языком, большой специалист по древнерусской живописи. Меня поразила его внутренняя культура. Я жил тогда у своего друга, профессора технологического университета Рифата Таби в Нью‑Йорке, и сказал ему, что хотел бы встретиться с руководителем биб­лио­теки Конгресса. Тот позвонил в Вашингтон. Ему ответили, что Биллингтон повредил ногу и сегодня встретиться с нами не сможет. Я было подумал, это просто отговорка, к каким нередко прибегают наши чиновники. Но на следующий день господин Биллингтон сам связался с нами и выразил готовность принять. Он показал нам библиотеку. Мне очень понравилась её универсальность. Это не просто библиотека, а целый культурный центр с кинозалом, музыкальным салоном, детскими зонами, где с ребятишками занимаются, читают им книги. Отношение к посетителю там очень демократичное, доступ открыт для всех в любое время дня. Для желающих предусмотрены специальные закрытые боксы, оборудованные рабочим местом с компьютером, в которых можно спокойно и комфортно заниматься.
Я спросил тогда у Джеймса Биллингтона: «Каков главный принцип работы вашей библиотеки?» Он ответил: «Для нас не существует слова «нет». Если читателя заинтересовал какой‑либо документ, книга, источник, то мы обязаны его найти. Если не находим в своей библиотеке, то ищем в библиотеках всей страны, если не находим в Америке, ищем по всему миру». Мне этот принцип очень понравился, и мы решили внедрить его и у себя.
- Во времена, когда состоялся этот разговор, биб­лио­тека действительно во многом играла роль «поисковика». Но в последние десятилетия проблем с поиском информации практически нет - существуют Интернет, электронные биб­лио­теки. Не отходит ли роль традиционной - бумажной на второй план?
- Ни в коем случае. Последние исследования показывают, что в 2014 году продажи бумажных книг в Европе и Америке увеличились на десять процентов. Электронный и бумажные варианты не заменяют, а дополняют друг друга. Кроме того, мир Интернета очень запутан. Там слишком много мусора, в котором трудно ориентироваться, особенно молодому читателю. Я часто сравниваю библиотекаря с поводырём, который ведёт читателя через огромный океан знаний, помогает быстро найти нужную информацию, учит правильно её использовать. Сам постоянно пользуюсь Интернетом, особенно когда нужна оперативная информация. В поездках у меня всегда с собой планшет. Но если сравнивать чтение бумажной книги и электронной, то первое напоминает общение с живым человеком, а второе - с роботом.
- Тем не менее, частичный переход на электронный формат неизбежен…
- Безусловно. Уже более десяти лет мы занимаемся оцифровкой наших фондов. В первую очередь работаем со старинным изданиями - наследием Николая Второва, прижизненными изданиями Тукая. С помощью правительства приобрели специальное оборудование. Работа эта по своим объёмам - бесконечна. Но благодаря ей наши фонды стали доступны в электронном варианте в любом уголке земного шара. Есть, правда, некоторые ограничения, касающиеся соблюдения авторских прав.
- Вы уже упомянули о недостатке площадей. Очень давно возникла острая необходимость строительства нового здания библиотеки. Каковы перспективы?
- Это самый больной для меня вопрос. И не только для меня, но и всех наших сотрудников и читателей. Ему уже более полувека. Первое постановление о строительстве нового здания вышло в 1960 году, когда готовилось празднование столетия библиотеки. После этого было принято ещё пять постановлений правительства, одно постановление Верховного Совета Республики, совпавшее по дате с принятием Декларации о суверенитете Татарстана от 30 августа 1990 года. Неоднократно объявлялись конкурсы на проектирование зданий. На всё это были потрачены деньги, которых могло бы с лихвой хватить на само строительство. Каждый год наши фонды прирастают двадцатью тысячами экземпляров, библиотека служит депозитарием национальной и краеведческой литературы - то есть каждый экземпляр мы принимаем на вечное хранение и обязаны сберечь его для потомков, наши фонды являются национальным достоянием.
- При биб­лио­теке вот уже много лет действует татарский ПЕН‑центр. Как он возник, каковы его задачи?
- Саму идею со­здания татарского ПЕН‑центра подал нам популярный писатель, капитан дальнего плавания Миргазиян Юнус. Он был во многих странах и изучал, какие там есть писательские организации. Мы организовали ПЕН‑центр в 1996 году и поехали в город Гвадалахара в Мексике на Всемирный конгресс писателей, где нас приняли в состав Международного ПЕН‑клуба. В наши ряды тогда вошли самые маститые и сложившиеся литераторы - Амирхан Еники, Туфан Миннуллин и другие, их кандидатуры утверждались в штаб‑квартире ПЕН‑клуба в Лондоне.
Цель нашей организации - популяризация и распространение татарской литературы во всём мире. Мы обсуждаем, какие книги нам необходимо популяризировать, исходя из того, какие именно высокохудожественные произведения пользуются среди читателей наибольшим спросом. За годы нашей работы около тридцати книг перевели на английский язык. Активным членом нашего ПЕН‑центра был Равиль Бухараев, который помог издать в Лондоне антологию татарской поэзии, избранные произведения Тукая, перевёл и издал в Лондоне памятник древнебулгарской поэзии «Кыйссаи Юсуф» Кул Гали.
- Как Национальная библиотека работает у себя дома?
- По закону наша библиотека - методический и координационный центр для всех библиотек Татарстана. Вместе с коллегами по всей республике мы проводим уникальный конкурс «Книга года». По его результатам можем рекомендовать те или иные книги к переизданию. Сами писатели считают конкурс очень важным, объективным, и это при том, что у нас имеется несколько государственных литературных премий. Но если там судьбу решает комиссия, то в конкурсе «Книга года» учитывается читательский рейтинг 1545 библиотек республики. Цифры говорят сами за себя, их не обманешь. Первыми в России мы стали издавать «Библиотечный вестник», недавно наш профессиональный журнал получил Гран‑при российского конкурса библиотечных изданий.
- Как обстоят сегодня дела с кадрами?
- Почти все библиотекари у нас имеют высшее образование, среди них есть и сотрудники с учёной степенью. В основном это выпускники университета культуры. Но в некоторые отделы мы привлекаем специалистов с техническим образованием, в отделе литературы на иностранных языках работают люди, владеющие иностранными языками, в основном выпускники Казанского федерального университета. В последнее время остро ощущается потребность в специалистах со знанием арабского, персидского, китайского языков. К сожалению, оставляет желать лучшего зарплата. Некоторых сотрудников переманивают в коммерческие структуры. Но, невзирая ни на что, молодёжь охотно идёт к нам работать. Быть сотрудником Национальной библиотеки - это престижно.
- Чего бы в заключение беседы вы пожелали родной библиотеке и коллегам?
- Обрести в ближайшем будущем новое современное здание! Тогда в старинном особняке на Кремлёвской мы бы оставили наш ценнейший рукописный фонд, организовали бы научный центр татарской книги.
- Это здание должно быть вновь построенным, либо может быть приспособленным?
- Только специально спроектированным высокотехнологичным сооружением, построенным с соблюдением всех условий для хранения книг: соответствующим температурным и влажностным режимами, системой автоматической подачи книг, с уютной инфраструктурой для посетителей. В библиотеке читатель должен чувствовать себя даже лучше, чем дома. Потому что, как сказал один мудрец: «Путь в библиотеку - это дорога в будущее».
- Такие библиотеки есть в России?
- Да. Очень хорошие биб­лио­теки есть в Санкт‑Петербурге, Москве, Оренбурге, Омске. Надеемся, в скором будущем и наша биб­лио­тека получит самые современные условия и оснащение.
- От имени редакции журнала «Казань» поздравляю Национальную библиотеку Республики Татарстан с юбилеем, присоединяемся к пожеланию обрести достойный дом для нашего бесценного книжного наследия!
Беседовала Айсылу МИРХАНОВА

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: