Логотип Казань Журнал

Видео дня

Показать ещё ➜

Социальная реклама

МАШИНА ВРЕМЕНИ

Шаляпинские реликвии в Казани

К 150-летию нашего великого земляка Музей А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина подготовил каталог «Шаляпинские реликвии в Казани», в котором представлены личные вещи, сценические костюмы, кабинетный рояль, фотографии, афиши и письма…

Первая казанская фотография Фёдора Шаляпина. Март 1897

К 150-летию нашего великого земляка Музей А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина подготовил каталог «Шаляпинские реликвии в Казани», в котором представлены личные вещи, сценические костюмы, кабинетный рояль, фотографии, афиши и письма… — всё, что дополняет образ прославленного артиста и помогает раскрыть творческую лабораторию мастера; его мировоззрение, любовь к Родине и искусству, отношения к семье, друзь­ям и поклонникам.

«Такие люди, каков он, — писал Горький о своём друге Шаляпине, — являются для того, чтобы напомнить всем нам: вот как силён, красив, талантлив русский народ!» И сегодня творческое наследие Фёдора Шаляпина воспринимается как предмет гордости за Россию и вызывает патриотические чувства!
Музей М. Горького в Казани, один из первых в стране, увековечил память о великом артисте. В 1940-е годы в книгу поступлений были внесены записи о предметах, связанных с его именем. Их количество и ценность позволили в 1968 году открыть экспозицию «Горький и Шаляпин». 
Благодаря тёплым и дружеским отношениям между директором музея Марией Елизаровой и старшей дочерью артиста экспозиция, посвящённая Шаляпину, заметно расширилась. 
Переданные Ириной Фёдоровной в музей предметы отца позволяют увидеть его не только как яркого и самобытного артиста, но заботливого отца и мужа. 
Личные вещи, в основном, поступали из московского дома Шаляпина, приобретённого им в 1910 году на Новинском бульваре. С 1922 года здесь проживали Иола Игнатьевна и Ирина Фёдоровна Шаляпины. Имеются в коллекции и предметы из петроградской квартиры артиста, в которой он жил с семьёй до момента отъезда из советской России. Последние ценные поступления в коллекцию музея связаны с парижским домом Фёдора Ивановича на авеню d’Eylau, где певец жил последние тринадцать лет. 
Почётное место в музее занимает кабинетный рояль Шаляпина, подаренный артисту Саввой Ивановичем Мамонтовым, меценатом, основателем Московской частной русской оперы. Чтобы «заполучить» столь ценный экспонат, Мария Елизарова в 1950-х годах ездила в Москву и договаривалась с женой артиста Иолой Торнаги.

Кабинетный рояль Ф. И. Шаляпина. Москва
Ирина Шаляпина-Бакшеева передала в дар Казани немало ценных предметов, принадлежавших отцу. Среди них: пять дубовых резных стульев, карнизы и портьеры, два бра, пепельница в форме конского копыта, стереоскоп с открытками, чернильный прибор, детский рисунок Бориса — сына Шаляпина, кофеварка на спиртовке.
Подлинным произведением искусства является кофейный сервиз из фарфора, украшенный мифологическими драконами. Изящные чашки стилизованы под раковины. Даже привычные, повседневные вещи — скатерти, салфетки, полотенца — выполнены из высококачественной ткани, некоторые имеют вышитые вручную монограммы «Ф.Ш.» и «F.C.».
В 1960-е годы в музей поступили 16 писем Ирины Фёдоровны к отцу, датированных 1913–1921 годами. Каждое из них пронизано любовью дочери, заботой о нём. 
В музее представлен музыкальный аппарат Фёдора Ивановича — виктрола (название произошло от имени владельца американской фирмы музыкальных товаров «Victor Talking Machine Company»). Так в начале двадцатого века называли граммофон без выносной трубы. Звук регулировался посредством открывания‑закрывания дверок деревянного корпуса виктролы.

Халат хана Кончака, в котором Ф. И. Шаляпин 
пел в опере «Князь Игорь». Москва. Конец ХIХ века

В музее экспонируются семь граммофонных пластинок Ф. И. Шаляпина. После триумфа русского артиста на сцене Ла Скала его уговорили записать несколько песен на пластинку. Он исполнил свои любимые произведения, а также арии из опер, романсы русских и зарубежных композиторов и народные песни. По сути, он является одним из пионеров звукозаписи! Последняя граммофонная пластинка была напета артистом в феврале 1936 года в Токио, во время гастролей по Японии и Китаю.
В 1977 году казанский музей посетила дочь Шаляпина — Марфа Фёдоровна из Ливерпуля и передала галстук отца. Даже в бытовых предметах, которыми окружал себя артист, мы видим ценителя прекрасного. Одежда артиста поражает элегантностью — результат использования тканей высокого качества и мастерства пошива. Семь жилетов, безупречных по крою. Особый лоск денди чувствуется во фраке и цилиндре артиста. Привлекает внимание двубортное пальто из искусственного меха (тогда такой мех был в моде и стоил дороже натурального), произведённого на основе хлопкового сырья, с подкладкой из атласа и шерстяной ткани, с пуговицами, обтянутыми кожей. Пальто было сшито на заказ для Фёдора Ивановича в Лондоне в 1931 году. На внутреннем кармане сохранились лейбл «Hill Brothers. London» и инициалы артиста «F. Chaliapine».

Стул из московского дома 
Фёдора Шаляпина.

Виктрола Фёдора Шаляпина.

Фрак и цилиндр артиста.
Шаляпин всегда был аккуратно одет и производил впечатление ­европейца. Артист обожал красивые детали, любил украшать свои галстуки удивительно изящными булавками. В каталоге шаляпинских раритетов представлена булавка из перламутра. 
В нашем музее хранятся также подарки от семьи Пешковых — два футляра для карт, множество фотографий, через которые прослеживается одна из главных тем музея — дружба Горького и Шаляпина, прошедшая через всю их жизнь. 
В 1990-е годы в Казань приезжали из США потомки великого артиста: Ирина Борисовна Морфей — внучка, а также правнучка Дассия Робертсон, которые преподнесли в дар музею театральный реквизит Шаляпина — валенки и лапти. 
Особая ценность музея — ханский халат Кончака из оперы «Князь Игорь». Этот богатый халат для Шаляпина был пошит в театральном ателье из натурального красного шёлка с цветочным ­орнаментом и каймой, расшитой золотой нитью. Великолепный узор халата несёт не только декоративную, но и охранную функцию — он должен был защищать владельца от посягательств злобных сил и привлекать богатство. 
Весной 1909 года в парижском театре Шатле открылись знаменитые «Русские сезоны» Сергея Дягилева. Было решено поразить зрителей невиданными прежде постановками, представлявшими собой гармоничный «синтез хореографии, музыки и живописи». Такой постановкой стала опера «Князь Игорь» с завораживающей музыкой Александра Бородина, с декорациями и эскизами Николая Рериха, тонко чувствующего атмосферу древнерусской истории и восточной культуры. Ария половецкого хана Кончака стала «ценнейшим бриллиантом» в репертуаре русского баса.

В. Россинский. «Портрет Ф. И. Шаляпина». Москва. 1901
Завершает образ нашего великого земляка его неоконченный портрет кисти Владимира Россинского. Будучи постоянным посетителем «литературных сред», которые устраивал писатель и меценат Николай Телешов, художник создал галерею портретов известных деятелей культуры, современников артиста — Леонида Андреева, Ивана Бунина, Сергея Рахманинова и других. Портрет Шаляпина выглядит очень просто, но он считается одним из самых похожих. У картины нет никакого фона, поэтому внимание зрителя не рассеивается на посторонние детали, оно сосредоточено на одном человеке — Фёдоре Шаляпине, каким его видели самые близкие люди. 
И всё же, пожалуй, самым ценным экспонатом в собрании музея можно назвать первую казанскую фотографию Фёдора Шаляпина, выполненную в марте 1897 года в ателье Рембрандта на Воскресенской после концерта в городском театре. Её он подарил своему другу Иосифу, с которым пел в хоре Духосошественской церкви Суконной слободы. 

Фотографии предоставлены 
Музеем А. М. Горького и Ф. И. Шаляпина

Кофейный сервиз из фарфора.

Ноты с автографом Ф. И. Шаляпина. Петроград. 1914 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Нет комментариев