+4°C
USD 79,33 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    992
    0
    1
Реклама
Архив новостей

Свияжские хроники XIX — XX веков

Журнал "Казань", № 1, 2012
На сказочном острове Буяне с трагической судьбой происходят большие перемены.
О некоторых событиях минувших веков и о том, что делается
на острове-граде Свияжск, рассказывает учёный и один из руководителей музея города.
Итак, обращение к истории и современные свияжские хроники 2011 года,
взгляд музейного работника.

Говорящая история

28 августа 2009 года был создан Государственный историко-архитектурный и художественный музей «Остров-град Свияжск». Город, основанный Иваном Грозным как мощная крепость, сохранил многочисленные памятники древнерусской архитектуры, православной культуры и истории.

В 2010 году началась реализация комплексного проекта «Культурное наследие - остров-град Свияжск и древний Булгар», рассчитанного до 2013 года. Его цель - обеспечить сохранность и эффективное использование уникальных достопримечательностей России: острова-града Свияжск и древнего Болгара.

15 мая 2011 года в Свияжске был торжественно открыт комплекс зданий казённых сооружений, который восстанавливался группой компаний «ТАИФ».

Комплекс, построенный в 1838-1840 годах по типовым разработкам для казённых общественных сооружений и перестраивавшийся в 1883 и 1903 годах, играет важную роль в структуре Свияжска. Ансамбль зданий образует каре из строгих по архитектуре объёмов, обращённых своими главными фасадами во двор. Здесь размещались казначейство, присутственные места, тюрьма, квартира начальника тюрьмы, больница. После 1917 года в старых стенах находился детский дом, с 1941 по 1948 год - тюрьма НКВД, затем коррекционная школа, расформированная несколько лет назад.

С 2009 года в этих зданиях прописался Музей истории Свияжска - один из важнейших в музейном комплексе на острове-граде.
15 мая прошлого года группа компаний «ТАИФ», Министерство культуры Республики Татарстан и рес¬пуб¬ликанский фонд «Возрождение» подписали договор о совместной работе по приспособлению комплекса казённых сооружений под экспозицию Музея истории Свияжска с выставочным залом. Она будет проведена на средства, переданные музею в качестве благотворительной помощи группой компаний «ТАИФ».

22 июля было открыто фондохранилище музея «Остров-град Свияжск». Двухэтажное здание казарм инженерного корпуса после пожара несколько десятилетий находилось в руинах. Оно было отреставрировано и частично оборудовано Казанским моторостроительным производственным объединением. Фонд «Возрождение» передал музею сертификат на десять миллионов рублей на оснащение здания современным оборудованием. Его монтируют специалисты петербургской фирмы «Раритет».

В этот же день музею был передан современный конференц-центр с универсальным кинозалом и залом для видеоконференций и совещаний, оборудованный в здании казарм инженерного корпуса. Он был восстановлен Казанским авиастроительным производственным объединением имени Горбунова.

Летом начали действовать гостиница и кафе музея на улице Московской, отремонтированные и отреставрированные Открытым акционерным обществом «Казанькомпрессормаш». В гостинице три одноместных и четыре двухместных номера.

3 сентября открылся музейный сад, спонсором создания которого стала компания «Мегафон». В саду установлены летняя концертная веранда, детская площадка. Весной будут посажены плодовые деревья, характерные для плодоводства волжских селений казанской губернии конца девятнадцатого - начала двадцатого века. Со временем здесь в воссозданной атмосфере уездного сада можно будет насладиться камерными концертами, театральными постановками.

15 мая в Музее истории Свияжска открылась выставка «Тайны земли Свияжской». На ней посетители видят архео¬логические находки с предметами из «мокрого» культурного слоя Свияжска, коллекцией изразцов, копии архивных материалов планов, гравюр, уникальные фотографии с видами Свияжска, в том числе утраченных храмов: Благовещенской, Никольской, Софийской церквей и Рождественского собора.

На выставке «Дети Свияжска рисуют Свияжск» демонстрируются рисунки учащихся свияжской школы, выполненные на уроках рисования с 1993 по 2008 год. Руководили занятиями отец Сергий и Людмила Николаевна Коробцовы.

Выставка «Образы Свияжска в современной живописи и графике», посвящённая 460 летию основания острова-града, стала частью проекта Художественной галереи Зеленодольска. Она побывает в Йошкар-Оле, Новочебоксарске, Елабуге и других городах.

В музее истории Свияжска начала работать выставка «Свияжск: политические репрессии и жертвы ГУЛАГа». В одном из залов показан быт заключённых - реконструкция камеры тюрьмы № 8 МВД ТАССР, воссозданной по паспорту тюрьмы, с предметами, найденными сотрудниками музея в Никольской церкви Успенского монастыря во время ремонта кровли: ковш, кружка, инвалидные протезы…
Традиционно музей является одним из организаторов культурных и спортивных праздников, которые привлекают многочисленных гостей Свияжска. Это прежде всего Фестиваль духовной музыки памяти Фёдора Ивановича Шаляпина.

Летом ижевский театр-студия «Птица» - лауреат и обладатель Гран-при многих всероссийских и международных театральных фестивалей - показал в Свияжске премьерный спектакль «Класс коррекции» по повести Е. Мурашовой.

«Птица» существует более двадцати лет, это театр-семья, где старшие занимаются с младшими, а в спектаклях заняты смешанные по возрасту составы. В «Классе коррекции» играют актёры со стажем - десять лет в театре (сейчас им по четырнадцать - шестнадцать лет). Спектакль - призыв к разговору о «трудных» подростках, их мире и стремительном втягивании детей во «взрослый мир» с его серьёзными проблемами, решение которых детям не по плечу. Но они пытаются справиться с ними, сохраняя искренность, доброту и оптимизм.

Театр-студия показал и отрывки из спектакля «Беги, дитя, не сетуй», основанном на реальных событиях. Впервые он был показан на острове летом 2010 года В основе спектакля - документальный сюжет из жизни воспитанников свияжского детского дома в послевоенные годы. Режиссёр Светлана Шанская описывает два с половиной года детдомовской жизни своей матери и её маленького брата. По воспоминаниям других бывших детдомовцев по крупицам были восстановлены многие эпизоды тех трагических дней.
В День пожилого человека перед жителями Свияжска выступил фольклорный коллектив «Оберег», в конференц-центре был показан фильм «Голубка» Сергея Свинцова по его сценарию на основе рассказов Светланы Колиной, многие сцены которого снимались на острове.

В рамках Международного музейного форума «Культурное наследие в современном мире: опыт, проблемы и перспективы сохранения» в Свияжске состоялось заседание Экспертного совета Республиканского фонда возрождения памятников истории и культуры Республики Татарстана с участием генерального директора Международного исследовательского центра по сохранению и реставрации культурных ценностей ICCROM Муниром Бушенаки. Он дал высокую оценку работе, проведённой в Свияжске и Болгаре. Ответственный секретарь Комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО Григорий Орджоникидзе не сомневается в том, что Болгар и Свияжск будут признаны памятниками культурного наследия: «Это потрясающе красивые места, святыни двух религий, мирно сосуществующих в Татарстане, соприкосновение двух культур. Думаю, что именно в этом их уникальная ценность, и они будут включены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО».

На Всероссийской научно-практической конференции «Свияжск: прошлое, настоящее, будущее» прошли важные дискуссии о проблемах возрождения и сохранения памятников Свияжска, участники высказались за ежегодное проведение таких конференций.
На острове Свияжск второй раз прошёл этап Открытого турнира Республики Татарстан по стрельбе из традиционного лука и арбалета - «Кубок Свияжска». Организаторы соревнований надеются, что «Кубок Свияжска» позволит популяризовать этот красивый благородный вид спорта в республике.

Традиционным занятием жителей Свияжска было рыболовство, в старину их даже называли «свияжскими лещевиками». Поэтому большой интерес вызвало проведение 22 октября на реке Щука Межрегионального чемпионата по ловле рыбы спиннингом с лодок на кубок «Свияжская щука». Победители были награждены кубком, а из пойманной рыбы тут же на берегу сварили уху.


Прогимназия «не есть роскошь, а лишь устранение печального и горького недостатка…»

4 ноября 1911 года попечителю Казанского учебного округа доложили о том, что в Свияжске в двенадцать часов дня «городская дума в согласии с попечительным и педагогическим советом женской прогимназии решила отпраздновать открытие ее сего 6 ноября, в день особенно чтимого в городе Святителя и чудотворца Германа». После открытия гостей пригласили на чай в зал городской управы.

Открытие прогимназии готовилось в Свияжске на протяжении нескольких лет. Необходимость среднего учебного заведения для девочек была вызвана отъездом молодых людей из города, в котором не было условий для того, чтобы, создав семью, дать хорошее образование детям, в том числе дочерям. «Приходится сознаться в истине печального факта бегства молодых сил, обслуживающих как городское и земское хозяйство, так и правительственные учреждения. Явление столь печального факта объясняется отсутствием учебных заведений в городе»,- писали в ходатайстве представители Свияжска. И продолжали: «Нет смысла и цели идти служить в Свияжск на содержание в 70 рублей и полный расчёт остаться в гор. Казани на содержание в 50 рублей. Служа в Казани на 50 рублёвом окладе, можно существовать и дать образование 2-3 детям, в то же время у нас в Свияжске при желании дать троим детям образование, невозможно существовать и на 70 рублевом окладе,- при необходимости тратить на содержание детей отдельно минимум 40 рублей, благодаря дороговизне содержания детей в Казани, редкий из мещан города имеет возможность дать детям среднее образование, между тем при наличии в городе прогимназии, способные дети, успешно пройдя прогимназию, имели бы возможность перейти и кончить курс гимназии в Казани».

Таким образом, открытие в Свияжске прогимназии «не есть роскошь, а лишь устранение печального и горького недостатка, как для города, так и уезда». Гигиенические условия Свияжска, по мнению горожан, были прекрасны - «местоположение города, представляя из себя остров, поднимается над уровнем реки Волги в размере 10 сажень. Всегда имеет со всех сторон течение воздуха, благодаря возвышенности на нём не остаётся ни каких осадков и воздух обладает достаточной сухостью. Все эти условия дороги для учащейся детворы».

В начале XX века некоторые жители Свияжска занимались ремёслами и мелкой торговлей. В городе проживало 1389 мужчин и 1567 женщин. Среди женщин 871 были мещанками, 77 - крестьянками, 74 принадлежали к семьям военных, 15 - к семьям почётных граждан и купцов, 103 - к семьям дворян и чиновников, 427 - духовного звания (большинство монахинь).
Действовало пять учебных заведений: городское трёхклассное училище, низшая ремесленная школа, мужское и женское приходские одноклассные училища, церковноприходская школа. В 1906-1907 учебном году в женском приходском училище было всего шестьдесят учениц, из них двенадцать окончили курс.

Первое ходатайство перед учебным начальством об открытии в Свияжске женской прогимназии относится к времени первой русской революции. 10 ноября 1905 года Свияжская городская дума, «выслушав Высочайший Манифест 17 октября 1905 года, о преобразовании государственного порядка, постановила: в память этого события, ходатайствовать об открытии в гор. Свияжске женской прогимназии и, сделав отчисление из городских средств, в том же собрании 4000 руб. и в собрании 27 ноября 1906 года 1545 руб. 78 коп. для образования капитала на открытие прогимназии, в обсуждение о средствах на содержание, стоимости такового и о помещении для неё не входила, полагая, что прогимназия открыта будет на средства казны» с присвоением ей наименования «Николаевской».

Поскольку казенные средства на содержание гимназий и прогимназий Казанского учебного округа не увеличивались, Свияжской городской думе было предложено изыскать другие источники содержания прогимназии и отвести для этой школы готовое помещение.
В 1910-1911 годах благодаря активной деятельности городского головы Георгия Васильевича Каменева, гласного Михаила Фёдоровича Фролова, депутата протоиерея Флегонта Ивановича Романовского и попечительницы женского училища Марии Алексеевны Миловидовой средства и помещение для прогимназии были найдены. Городская дума отвела прогимназии два этажа здания, занимаемого народной аудиторией (её называли «аудиторией попечительства о народной трезвости») и женским приходским училищем. Возвели две новые каменные стены и увеличили высоту одной стены здания, где помещался пожарный обоз. Таким образом, можно предположить, что первоначально женская прогимназия находилась в здании пожарного обоза.

Рассмотрев чертежи зданий, отводимых Свияжском для открытия прогимназии, 5 августа 1911 года попечитель Казанского учебного округа разрешил открыть в Свияжске женскую прогимназию.

В прогимназии, в отличие от гимназии, было только четыре класса. Среди обязательных предметов значились: Закон Божий, русский язык, словесность, математика, география, история, естественная история, чистописание, рукоделие. К необязательным предметам относились рисование, пение, иностранные языки (французский и немецкий).

Свияжская прогимназия была торжественно открыта 6 (19) ноября 1911 года, в день Святителя Германа.
Попечительницей гимназии избрали маркизу Марию Николаевну Паулуччи, супругу крупнейшего помещика Свияжского уезда. Председателем попечительского совета был избран свияжский купец Григорий Васильевич Каменев. Кроме попечительского совета, при гимназии действовал педагогический совет, который возглавлял директор Свияжского городского училища Алексей Иванович Денисов. Начальницей прогимназии была назначена выпускница Казанской Ксенинской гимназии, к тому времени уже вдова, Фаина Константиновна Скуратова, она же преподавала арифметику. Законоучителем стал выпускник Казанской духовной академии священник Степан Иванович Веселицкий. Русский язык преподавала дочь отставного майора Людмила Александровна Ломоносова, окончившая Чебоксарскую женскую гимназию со званием домашней наставницы. Французский язык преподавала Валентина Николаевна Янова, много лет проработавшая домашней учительницей (гувернанткой). Естествоведение, историю и географию вела дочь чиновника Елена Ивановна Шувагина - выпускница Третьей Казанской гимназии. Рукоделием занималась с воспитанницами Раиса Ивановна Линцова из семьи крестьян. Классной надзирательницей работала Александра Петровна Розова, происходившая из мещан и окончившая Четвёртую Казанскую женскую гимназию.

К началу 1916 года в гимназии числились двенадцать учителей и служащих.

В 1911 году в первые два класса прогимназии поступили тридцать две ученицы (двадцать - в первый класс, двенадцать - во второй), хотя прошений было подано сорок два. Десяти желающим поступить было отказано в приёме из за того, что их возраст превышал установленную норму. Из всех вновь поступивших только четыре ученицы были приняты по свидетельству других учебных заведений, остальные поступили по экзамену.

В 1914-1915 учебном году открылись старшие классы прогимназии. После появления седьмого класса она в сентябре 1916 года была преобразована в гимназию.

Большинство учениц прогимназии были детьми жителей Свияжска. В 1911 году только восемь учениц приехали из уезда. Они жили в особых квартирах, указанных администрацией прогимназии. К началу 1916 года уже шестьдесят два процента учениц жили на тридцати квартирах.

Все ученицы гимназии на протяжении её существовании были православного вероисповедания. В 1911 году большинство из них составляли дочери крестьян и мещан, были дочери чиновников и духовных лиц. К началу 1916 года число учениц возросло до ста пятидесяти шести. Почти половину составляли дочери крестьян, вместе с выходцами из мещанского сословия они составляли большинство учениц.

Финансовое положение прогимназии постепенно укрепилось. Свияжская городская управа при основании прогимназии пожертвовала сто двадцать три тома произведений классических русских писателей, было приобретено семь географических карт. Отпускаемые на гимназию суммы с 1911 по 1915 год возросли: из городского бюджета - с тысячи до полутора тысяч рублей, из земства - с тысячи двухсот пятидесяти до двух тысяч рублей. С 1913 года в финансировании Свияжской прогимназии стало участвовать государство, из казны было отпущено триста рублей, к началу 1916 года эта сумма увеличилась до тысячи рублей в год.

За обучение в младших классах прогимназии родители учениц платили десять рублей в год, а в старших классах - пятнадцать. Ежегодно некоторые беднейшие ученицы освобождались от платы за учение.
Поскольку большинство учениц прогимназии происходили из бедных семей, крестьян и мещан, Свияжская городская дума учредила две стипендии по тридцать рублей ежегодно: имени императора Александра I Благословенного и имени бывшего городского головы Василия Фёдоровича Каменева.

Первая стипендия предназначалась «детям жителей города Свияжска бедного состояния на взнос платы за учение или другие нужды». Стипендия имени Каменева употреблялась «на содержание стипендиатки во время прохождения учебного курса, а также в случае надобности для взноса платы за учение стипендиатки, ученицы хорошо успевающей, отличного поведения, из дочерей обывателей города Свияжска, бедного состояния, христианского исповедания». Ученица пользовалась стипендией до окончания полного курса прогимназии, но в случае «неодобрительного поведения или малоуспешности» лишалась стипендии.

Выбирала стипендиаток и лишала учениц стипендий Свияжская городская управа по представлениям педагогического совета.
В заседании 22 декабря 1911 года попечительный совет решил возбудить ходатайство об открытии при прогимназии общества вспомоществования нуждающимся ученицам.

К сожалению, установлены только две выпускницы Свияжской прогимназии: Анна Михайловна Сёмина (замужем за свияжским ветеринарным врачом Михаилом Порфирьевичем Сапугольцевым) и Евдокия Андреевна Горбачёва, впоследствии историк, декан исторического факультета Казанского педагогического университета. Надеюсь, что список этот увеличится.
В 1913-1914 году для женской прогимназии по проекту архитектора М. С. Григорьева было построено двухэтажное здание в псевдоготическом стиле. Красавец на высоком холме с башенками по углам напоминает средневековый замок, из окон которого открываются удивительные виды на реку, Макарьевскую пустынь, Введенскую и Петропавловскую слободы.

Во второй половине 1915 года гимназия снова переехала в здание приходского училища, а её здание было занято лазаретом. Позднее в здании размещалась школа.

После проведения комплекса ремонтно-реставрационных работ летом 28 августа 2011 года старое здание снова открыло свои двери. Теперь здесь размещается Свияжская общеобразовательная школа с Центром образования для детей дошкольного и школьного возраста.

«Ужасные эти времена пройдут»

В годы Гражданской войны начались политические репрессии советского государства по отношению к своим политическим противникам («красный террор»), которые продолжились и после неё, достигнув своего апогея в годы Большого террора в 1937-1938 годах и став повседневным инструментом в практике советского руководства.

Свияжск и Свияжский край, вовлечённые в орбиту Гражданской войны, испытали на себе несколько волн репрессий. Это и децимации, проведенные Львом. Троцким с целью повышения дисциплины в Красной армии, и преследование монахов свияжских монастырей и священнослужителей, и кампании по изъятию церковных ценностей, по «раскулачиванию»…

Особое положение Свияжска, его относительная изолированность, наличие хорошо защищённой территории за монастырскими стенами, а также комплекса зданий, использовавшихся в царское время в качестве тюрьмы, создали благоприятные предпосылки для размещения на острове с конца 1920 х до начала 1950 х годов двух учреждений тюремного типа.

Одно из них разместилось на территории закрытого в 1923 году Успенского Богородицкого монастыря, другое - на территории зданий бывших присутственных мест и тюрьмы.

С 1928 года в помещениях Успенского Богородицкого монастыря находилось испра¬вительное учреждение для малолетних преступников по типу колонии, созданной А. Макаренко. Она была переведена из казанского Кизического монастыря. В ведение трудовой колонии передали братский корпус. Были созданы столярная, слесарная, кузнечная и сапожная мастерские, открыли начальную школу, наладили сельскохозяйственное производство. В 1929 году трудколония была преобразована в трудкоммуну для беспризорных подростков с целью перевоспитания их принудительным трудом. Коммуну закрыли в 1933 году, а её имущество передали совхозу НКВД ТАССР.

В 1936 году на его базе была организована исправительно-трудовая колония № 11, позднее действовавшая под номерами восемь и пять. Основная часть заключённых была осуждена по статье 58 Уголовного кодекса РСФСР («контрреволюционная деятельность»). Первые их партии были доставлены из Белоруссии. С 1937 года началось плановое производство заключёнными табуреток, столов, овощных корзин и других изделий. Был установлен лимит заключённых для колонии - триста пятьдесят человек, организованы две зоны - мужская и женская. Условия содержания здесь были страшными, по непроверенным данным, за годы существования колонии умерло от нескольких сот до нескольких тысяч заключённых.

В 1948 году колонию переместили на станцию Свияжск с сохранением сель¬хозучастка ведомства НКВД, где располагался отдельный Свияжский лагерный пункт. В марте 1953 года после указа о массовой амнистии Свияжская исправительно-трудовая колония № 5 (СПО-5 Свияжский лагерный пункт) прекратила своё существование. В помещениях Успенского монастыря в Свияжске была открыта психиатрическая больница.

Среди заключённых колонии было немало достойных людей. Одна из самых известных свияжских узниц - художник и реставратор Софья Владимировна Олсуфьева. Вместе с супругом археологом и искусствоведом Юрием Олсуфьевым, отцом Павлом Флоренским и Сергеем Мансуровым она создала в 1918 году в Троице-Сергиевом посаде Комиссию по охране памятников искусства и старины, участвовала в спасении мощей Сергия Радонежского. Юрий Олсуфьев разработал методику изучения древнерусского художественного литья, позже работал в Центральных реставрационных мастерских Игоря Грабаря, а после их закрытия стал научным сотрудником отдела древнерусского искусства Третьяковской галереи. В 1938 году он был арестован и расстрелян. Софья Владимировна, сопровождавшая мужа и помогавшая ему в работе, перед арестом работала реставратором в музее-усадьбе Кусково. В 1941 году она была осуждена Особым совещанием при НКВД СССР за антисоветскую агитацию. Из Москвы Олсуфьеву перевели в свияжскую колонию, где она «легко и приятно» работала в игрушечной артели. Софья Владимировна умерла 15 марта 1943 года от пеллагры, впоследствии была реабилитирована.

Одним из заключённых колонии был казанский художник и педагог Андрей Гурьевич Лошадкин, выпускник Казанской художественной школы. В 1938 году его осудили на шесть лет исправительно-трудовых работ. В колонии Лошадкин в вечерние и ночные часы рисовал, читал, написал несколько книг, в том числе авторское учебно-методическое пособие для учителей общеобразовательных школ «Методика рисования», книги по садоводству и огородничеству. Андрей Гурьевич умер 2 августа 1942 года в Свияжске от дизентерии, позднее был реабилитирован.

В колонии родился замечательный казанский художник Геннадий Архиреев.

Со свияжской колонией связано имя великого татарского поэта Хасана Туфана. Он был арестован 18 ноября 1940 года. Следствие длилось три месяца, затем было продлено в связи с «выявлением» нового состава преступления (антисоветская пропаганда, в частности, в поэме «Ант»). 7 марта 1942 года Военный трибунал НКВД ТАССР приговорил Хасана Туфана к расстрелу, через две недели приговор заменили на десять лет лагерей. Из свияжской колонии Туфан написал в Президиум Верховного Совета СССР «Просьбу о помиловании с заменой оставшегося срока добровольной смертью», просил отправить его на фронт, желая кровью искупить свою «вину», а также «Письмо большевикам». В 1950 году после окончания срока наказания вместо долгожданного освобождения Хасан Туфан был навечно сослан в Устарский район Новосибирской области. Лишь 9 апреля 1956 года на основании решения Генерального прокурора СССР он был освобождён, вскоре реабилитирован, вернулся в Казань. Его творчество вошло в золотой фонд татарской поэзии.

На острове умерли от болезней и были расстреляны тысячи военнослужащих, рабочих, раскулаченных крестьян, священнослужителей.
Одним из самых известных узников Свияжска был князь Владимир Михайлович Голицын - потомок старинного княжеского рода Голицыных, давшего России плеяду выдающихся деятелей государственного управления, культуры, армии и флота.
Князь получил домашнее образование, в 1917 году окончил Пятую Московскую гимназию. Ради самосохранения семья переехала в Богородицк к родственникам графам Бобринским.

Владимир, с детства любивший рисовать, в 1918-1919 годах заведовал плакатной мастерской в Богородицке, затем работал над Окнами РОСТа в Туле - сатирическими плакатами на злобу дня со стихами пролетарских поэтов, выпускавшимися Российским телеграфным агентством.

В 1920 году князь завербовался художником в Заполярье, на биостанцию, организованную на Кольском полуострове будущим известным океанологом Зенкевичем. Морские путешествия и корабли на всю жизнь стали его страстью - «Я ушиблен морем»,- говорил о себе Голицын. В 1922 году, будучи сотрудником плавучего Морского научного института Арктики, Владимир Михайлович отправился на Новую Землю в составе первой советской полярной экспедиции на ледоколе «Малыгин». Художник создал серию морских акварелей, многочисленные зарисовки кораблей, портреты участников экспедиции. Позже он участвовал в строительстве первого советского научно-исследовательского судна «Персей», служил матросом на шхуне «Друг жизни», ходившей в Чёрное и Азовское моря. Голицын разработал эскиз флага, под которым и сегодня ходят научно-исследовательские суда России: созвездие Персея на голубом фоне. На судне «Персей» и был впервые поднят этот флаг.

В перерывах между путешествиями Владимир Михайлович работал в мастерской Петра Кончаловского, брал уроки у Константина Юона и Павла Корина, посещал вечерние курсы ВХУТЕМАСа. Со временем художник Голицын достиг значительных успехов в масляной живописи, графике, акварели, лаковой миниатюре.

С 1923 по 1925 год Владимир Михайлович служил в Кустарном музее. За роспись двух деревянных шкатулок в дневнерусском стиле он был удостоен золотой медали на Международной выставке в Париже. Роспись одной из шкатулок была посвящена его плаванию из Архангельска в Норвегию, другая - Москве двадцатых годов.

В эти же годы князь Голицын работал художником-декоратором в Богородицком народном театре, где создал декорации к «Вишнёвому саду», «Ревизору» и другим спектаклям.

Владимир Михайлович иллюстрировал книги. Особенно близки были ему по духу полные тайн и приключений произведения Беляева, Грина, Конан-Дойля, Бианки и Житкова. Он сотрудничал с журналами «Кругосвет», «Всемирный следопыт», «Пионер», «Знание - сила», 1932 году в журнале «Техника - молодёжи» опубликовал рассказ без слов «Путешествие звездоплана «Юнт» на Луну» - фактически первый советский комикс.

Талантливый маринист, художник иллюстратор, моряк, литератор Голицын был ещё и изобретателем более десятка детских настольных игр. В те годы их было немного, поэтому настольные игры, придуманные и нарисованные Голицыным - «Бег¬лые», «Колумбы», «Морская викторина», «Путешествие вокруг СССР», «Спасение челюскинцев» - становились для ребят настоящими праздниками. Одна из голицынских игр - «Пираты, настольная игра из эпохи перевозок мексиканского и перуанского золота в Европу в XVI веке» - получила хороший отзыв Максима Горького, и даже сейчас, в век компьютерных игр, с «Пиратами» можно весело и увлекательно провести время. Игровое поле впечатляет - Атлантический океан почти целиком, с островами, атоллами, обозначенными течениями - всего около тысячи клеток.

Голицын не скрывал своего княжеского происхождения и несколько раз подвергался аресту - в 1925, 1926 и 1933 годах. В 1930 году всю семью высылали из Москвы.

В октябре 1941 года Владимира Михайловича вновь арестовали во время работы над серией антифашистских плакатов, а в июне 1942 года перевели в свияжскую колонию. Несмотря на лишения и ухудшение здоровья, в колонии Голицын продолжал заниматься живописью и рассказывал о своём свияжском житье-бытье в письмах родным. Они были прочитаны и подготовлены к печати его сыном Илларионом. С разрешения Ивана Илларионовича Голицына приведём несколько отрывков из них.

В письме супруге Елене Петровне (урождённой Шереметьевой) от 29 августа 1942 года Владимир Михайлович пишет: «Живу в испр. труд. колонии, бывшем старинном монастыре, в г. Свияжске. Работаю культурно. Рисую и пишу даже масляными красками. Вот здоровье неважно. Мучаюсь, как и многие здесь, желудком. Я очень видимо переменился, все здесь меня зовут дедушкой. Насчёт еды удовлетворительно. Начальник хороший, ценит и поддерживает».

И позднее, 1 сентября: «Мучаюсь животом. Потом тут какая то пеллагра у меня было началась. Питание я получаю лучшее, какое здесь может получить заключённый. Работа моя любимая. Вот пока бытовые условия у меня не важны. Но обещают улучшение. С обувью крах - украли сапоги и галоши. Хожу в лаптях. Из овчины сшил себе «тапочки». Прошёл несколько этапов и 7 тюрем - надоела вся эта публика до чёртиков. Но нужно терпеть».

5 сентября положение не улучшилось: «Я сейчас лежу в больнице. Что у меня неизвестно. Но тут есть один врач, который обещает меня починить. Врач очень энергичный. Потом я бос. У меня украли сапоги и галоши. Поскорее пришлите мне ботинки. Зима меня страшит. Я сейчас всё мёрзну. Хожу в фуфайке и полушубке. Начальник обещает перевести в лучшие условия, но всё таки холод это ужас. За 5 дней, что я лежу, живот вроде прошёл. Ноги были как брёвна - даже смешно смотреть».

8 сентября: «Я всё ещё в больнице и наслаждаюсь простынями, матрасом и тишиной. Живот и ноги про¬шли. Вот аппетиту нет. Во рту то сладко, то кисло и слабость. Сплю много. Жара нет. Кормят хорошо. 3 раза в день. Утром завтрак - каша, творог или чаще холодец. В 12 ч. обед суп и второе с мясом, вечером - суп и булочка 100 гр. или пирожок. Хлеб очень хор.- 600 гр. Сахар ещё в день по 25 гр. Жиров мало. Ещё дают свежие овощи: огурцы, морковь, лук, свёклу. Это очень приятно. Я покупаю у соседей порции».

Ещё раз больничное меню Голицын опишет в письме от 5 октября, после получения посылки из дома: «Моя жёнушка милая! Вчера отправил вам письмо. С благодарностью за посылки. Сейчас их смакую. Какая прелесть кофе! Год не пил. Сделали с доктором напиток богов - с молоком. А колбаса! Я почему то был уверен, что именно такую пришлёте, даже во сне видел. Табак слишком даже хорош (подмоченный тоже). Про масло и конфеты и не говорю. В общем, блаженствую. Денег больше 200 руб. в м-ц не нужно. Белья, одёжи, мыла, белых ботинок ни в коем случае не присылайте. Пусть, мама, сошьёт мне тёплые рукавицы с пуговицей или резинкой (лучше). Сухари, конечно, очень приятны (только без соли). Твои лепёшки тоже восхитительны (тмин!) Раз посылки из Дмитрова идут так скоро (10 дней), «то это красота»… Но главное вы себя с моими посылками не оголодите - я ведь питаюсь гораздо лучше вас. Вот приблизительно наше больничное меню, т. н. стационар. Утром в 6 часов подъём, от 6 до 8 - завтрак - 300 гр. хлеба, кипяток и каша (горох, пшеница), иногда творог и даже студень (!), порция приличная, как в нормальное время в любой столовой. В 12-1 ч.- обед, первое - щи, борщ, гороховый или картофельный суп - гр. 750 (в общем, это очень много), почти всегда на мясе. Второе: каши, винегрет, солянка, карт. пюре т. п. с куском мяса размером со спичечную коробку, мясная подливка, масло (если нет мяса) или булочка гр. 75 или по два блина, или пирожок и 300 гр. хлеба, кипяток. Так что видишь, что я питаюсь не плохо. Сахар давали по 25 гр., сейчас нет. Между обедом и ужином часто дают сырые овощи - огурцы, помидоры, морковь, свёклу по 1 шт. Я просто болею. Живот никак не налажу. Это самое главное. Сейчас я совсем не мёрзну, как летом. Деньги все получаю аккуратно». Это больничное меню, дважды описанное Голицыным, кажется написанным скорее для успокоения родных, хотя не исключено, что отражает реальное положение дел.

27 мая 1942 года Голицына осудили на пять лет исправительно-трудовых работ по 58 й статье, пункт 10 й, часть 2 я Уголовного кодекса РСФСР. Приговор он узнал в колонии 17 сентября и сообщил о нём своей супруге: «Я выслушал приговор довольно равнодушно (ждал десять), сострил довольно плоско: «Год я уже отсидел, а там одна пасха, две пасхи, три пасхи и дома».

Он всё ещё оставался в больнице: «Мой доктор Анатолий Николаевич Васильев (век за него молитесь) доволен мною, но выписывать скоро не собирается. Да я чувствую, что чем дольше я здесь буду, тем крепче буду к зиме. Я читаю много, начал рисовать. Наша палата для чистых больных, а вот соседняя для поносников - там кошмарчик. Живу сегодняшним днём - ни о чём думать не могу. Мозги засохли. Память ослабла. Туп я стал, старчески».

О враче и начальстве Голицын отзывается только хорошо. Дань это цензуре или действительно это соответствовало действительности, трудно сказать. «Милейший Ан. Ник. делает всё возможное, чтобы меня вызволить. Глупо, что жизнь зависит от месяца нормального питания». «Меня здесь очень оценило начальство - обещает питательную поддержку, хотят, чтобы я написал большие картины маслом, но это всё обещания, а они редко сбываются».

В начале октября Владимир Михайлович начал выходить из больницы: «Я почти каждый день одеваю штаны и полушубок и выхожу: в бухгалтерию, в КВЧ или в гости к знакомым, в цеха зайдёшь. Это меня укрепляет. Теперь, ступаю твёрдо».

Но из больницы Владимира Михайловича не выписывали.

20 октября 1942 года он пишет супруге: «Я всё ещё в больнице. Но чувствую, что крепну. Аппетит есть, хлеб ем во всю. Вкус во рту дурной пропадает. Кожа не шелушится. Рисую календарную стенку для гл. врача и др. начальства. На днях приезжал сюда нач. сан. отдела из Казани и увидевши мои работы сказал, что меня, нужно перевести в Казань, там нанимают вольных художников, но они плохи. Сейчас я почти блаженствую. Лежишь ночью и мечтаешь, чтобы так все время продолжалось - вот что значит ощущение выздоровления. Дали подушки и пижамы, стало очень удобно спать. Мне тут по блату санитар старик татарин («бабай» старик) дал матрас не соломенный, а набитый обрезками меха! Теперь бока не болят. Вообще я здесь обжился, со всем персоналом в дружбе, так что пользуюсь блатами. Вообще наше (Ан. Ник.) отделение это целый отдельный от больницы мирок, хотя и помещается в одном здании 17 века, но полуподвальное помещение с отд. входом. Как войдёшь маленькая прихожая, где располагается «чёрная биржа» - торговля пайками, табаком и пр. Из прихожей две двери - одна в уборную (отвратную), другая в больш. центр. комнату, где помещается медперсонал. Из этой комнаты две двери: в нашу палату (№ 18) чистую и в № 19 - поносную. Там кошмарчик. Нары, и часто люди мрут. За нами ходят: Ан. Ник., две сестры москвички. Одна суровая, а другая очень добрая - болтливая. Потом идёт Амина, завхоз татарка, которая раздаёт пишу, убирает палаты и подкармливает, Ан. Ник. и др. Это важное у нас лицо. Затем имеются два санитара - Ваня (10 лет за убийство жены), философ - безошибочно определяет, сколько какому больному осталось дней жизни. Спит с нами в палате рядом со мной. Замечательный тип. Другой санитар «бабай», о котором я говорил, это собственно не наш, а сверху, но он у нас питается. Санитары ходят за кипятком и едой в столовую, моют больных в бане, выносят «под лестницу» покойников, убирают уборную и мн. др. дела. Бабай разгоняет чёрную биржу. Дело в том, что в 19 й палате много тяж. больных и у них остаётся хлеб. В нашей же, наоборот, выздоравливающие (переведёны из № 19) малярики, отёчники и др. народ голодный, хлеба не хватает, вот и получается биржа, которая строго преследуется врачами, т. к. может быть зараза. Но мы не стесняемся и лопаем пайки, с «бактериями» почём зря. Мне подкидывает Амина усиленные порции второго по предписанию Ан. Ник. Потом она очень любит хор. табак и я все¬гда её угощаю, когда есть, а так же вашим кофе и конфетами. А она, если достает чай «Экстра», то мне уделяет. Ел как то свиную требуху - вот это прелесть - сплошной витамин Б-2. Жиру то сколько. Мой животик налаживается я сейчас, как в санатории. Из лекарства: получаю нечто вроде ликёра для подбадривания, полбанки, которой ставят банки 2 раза в день. Это наши рюмки. Валенки ещё не подбил, пока наберут заказов».

В начале ноября наступило ухудшение.

В колонии, в стенах древнего Успенского монастыря, лёжа в больнице, в моменты улучшения самочувствия князь Голицын читал, писал письма домой, супруге и детям, описывая, насколько это было возможно, лагерную жизнь и окружавших его людей, давал наставления детям (Ларюшка1! Рисуй больше! Попробуй портреты. Для меня маму нарисуй. Мишка2, тебя должно быть скоро призовут - постарайся попасть в тех. части и изучи мотор. Это в жизни пригодится. Еленка! Замуж не выходи, со мной поживёшь, поработаем»).
Находясь в тяжелейших условиях, Владимир Михайлович находил слова поддержки для своей супруги, дарил надежду на скорую встречу: «Я ни минуты не верю, что буду сидеть 5 лет. Амнистия будет. Обжалую приговор», «Каждый раз о тебе вспоминаю, как ты мне к вечеру стакан (простокваши.- С. Ф.) делала. Вообще живу воспоминаниями. Каждую мелочь нашего быта в семье, как в лупу рассматриваю. И тоскливо это и сладко».

«Милая моя любимая жёнушка! Так соскучился, так тоскливо без тебя. Про нашу с тобой жизнь, как про сон чудесный вспоминаешь. А ведь хорошо мы жили? Так хорошо! Счастье, вот какое было! Я жил и чувствовал его. Но и ещё всё время на душе был червячок, что скоро оборвётся оно. Теперь посланы на нас испытания, страдать придётся за прошлое счастье. Терпение и вера и воля пережить нужны». «Душка моя! Будем жить! Воля к жизни нужна. Ужасные эти времена пройдут».

Голицын продолжал заниматься творчеством: по распоряжению начальства рисовал настенные календари, графики, стенды, делал видовые зарисовки: «Календарные мои стенки пользуются успехом,- пишет он супруге.- Больше всего нравятся украинские сюжеты из Гоголя: кузнец Вакула верхом на чёрте летит, сорочинская ярмарка и др.», «начну делать календарь «Сорочинская ярмарка» для начальника санчасти. Ещё делаю календарь «Руслан и Людмила». Лежу и такие фантазии развожу на бумаге. Я ведь всё привык для печати работать, а тут никаких технических и производственных барьеров нет. Рисуй и крась, как тебе вздумается. Это очень приятно».
Рисунки Владимира Михайловича, упоминаемые им в письмах, каким то чудом дошли до семьи. Сейчас страницы из календаря с сюжетом из «Сорочинской ярмарки» и «Руслана и Людмилы» переданы потомками в Музей Международного общества «Мемориал». Среди рисунков есть портрет и врача Анатолия Николаевича Власко-Васильева, которого так часто благодарил в письмах Голицын. Несколько рисунков, объединённых названием «Чепуха» и повествующих о приключениях маленькой девочки и её друзей, были сделаны князем Голицыным для дочери этого врача.

Художнику не суждено было выйти из свияжской колонии. Он умер от пеллагры 6 февраля 1943 года. Семье сообщила об этом дальняя родственница, заключённая той же колонии Софья Владимировна Олсуфьева (урождённая Глебова). Поскольку запрещалось писать о смерти заключённого, в письме Елене Петровне Голицыной она сообщает: «6 февраля, неожиданно, утром, его отправили с этапом, но зато он теперь вместе со своим отцом».

11 марта 1957 года сын Голицына Михаил обратился в Прокуратуру СССР с просьбой о реабилитации своего отца. Владимир Михайлович Голицын был реабилитирован 28 февраля следующего года согласно постановлению президиума Московского областного суда.
В 1983 году Илларион Владимирович Голицын и Михаил Андреевич Трубецкой установили на западной стене Успенского монастыря две мемориальные доски в знак пребывания Владимира Михайловича Голицына и Софьи Владимировны Олсуфьевой в Свияжской колонии.
30 октября 2011 года рядом со стеной Успенского монастыря был установлен памятник жертвам политических репрессий как вечное напоминание о тех страшных годах и в память об ушедших. Его автор - заслуженный деятель искусств Республики Татарстан скульптор-монументалист Махмут Гасимов. Памятник представляет собою вертикальный каменный обелиск в сочетании с бронзовым рельефом, переходящим в круглую скульптуру в виде голубя, устремлённого вверх. В торжественном открытии памятника участвовали Президент Республики Татарстан Рустам Минниханов, Государственный советник Республики Татарстан Минтимер Шаймиев, родственники репрессированных, представители органов власти, общественных организаций и духовенства Республики Татарстан.

Фролова Светлана Анатольевна - заместитель директора по научно исследовательской работе Государственного историко-архитектурного и художественного музея «Остров-град Свияжск», кандидат исторических наук.

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: