+2°C
USD 77,03 ₽
  • 15 октября 2020 - 12:31
    Осенняя Казань А вы знаете, где в нашем городе есть такое необычное место?
    293
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Товарищ Зулкарнеев. Первый в ТатРАБИСе

Однажды мой друг Кирилл Зулкарнеев принёс мне чемодан с сокровищами. Чемодан принадлежал прадеду Кирилла, первому председателю ТатРАБИСа, драматургу и общественному деятелю Абдулле Зулкарнееву, чья жизнь трагически оборвалась в 1935 году, когда Абдулле было всего тридцать.
В октябре 2020 года исполнилось бы 115 лет со дня рождения Абдуллы Зулкарнеева.

Чемодан большой, увесистый. Чего в нём только нет — гимнастёрка начала 30-х, кожаная сумка, ремень. Редкие фотографии, запечатлевшие и самого Зулкарнеева, и его окружение — удивительно красивых, смелых людей. Первопроходцев. Пройдёт несколько лет, и почти никого из них не останется в живых. Но пока ещё 1934-й, все они молоды и живы, и никто не знает ни о предстоящих репрессиях, ни о грядущей войне...

Расспрашиваю Кирилла о подробной биографии прадеда, он знает не всё. В справочниках и энциклопедиях тоже не много сведений... Отправляемся в Национальный музей Республики Татарстан, куда часть семейного архива сдал сын драматурга, известный врач, профессор Ринат Зулкарнеев, одноклассник Василия Аксёнова, один из четырёх «аксёновских мушкетёров»... Сегодня Рината Абдулловича уже нет в живых, а его школьные тетрадки сохранились, тоже лежат в чемодане. Каллиграфический почерк, стройные ряды алгебраических примеров, а в конце тетрадки — какой уж мальчишка без этого! — квадратики морского боя, песня про «шаланды, полные кефали...» Обёрнута тетрадь кусочком афиши — «во вторник, 5 октября, состоится концерт, весь сбор от которого поступит в фонд восстановления города Орла и Орловской области». Ринат Зулкарнеев был школьником в военные годы...

Абдулла Зулкарнеев. Начало 1930-х

Но вернёмся к биографии Абдуллы, к её поискам в музее.

Документов много, стол в фондохранилище неширокий, бумаги не умещаются, падают. С документами нужно обращаться бережно (нам ли не знать!), но что делать, когда хочется разглядеть, подержать в руках всё, все эти свидетельства эпохи, все «артефакты».

Наконец находим искомое:

— Вот же, смотри!

Разворачиваем бумагу, читаем вслух:

«Я, Зулкарнеев Абдулла Алимович, родился в 1905 году Октября 3 дня в г. Петропавловске в семье чернорабочего (ломового извозчика).

В десять лет поступил учиться в татарскую школу первой ступени города Петропавловска и закончил ее в 1919 году.

После смерти отца работал на железной дороге в качестве чернорабочего с 20 по 22 год. С 1922 по 1924 год работал на Консервном заводе в артели метельщиков. С 24 по 25 год работал курьером Налогового управления в Петропавловске, с 25 г. поступил учиться в Техникум искусства г. Казани. Не окончив уч. зав., по мобилизации был взят в Красную армию в г. Одессу в 153 полк в 151 дивизию. В 1929 году вернулся из Красной Армии и продолжил учение в ТТИ, после чего меня взяли на работу в качестве ответственного секретаря обл. отдела РАБИСа. В 1930 году на 10 съезде работников искусства выбрали председателем Союза ТатРАБИСа. Работал по 15.1.1934. С 15.1.1934 мобилизован в ряды Красной Армии, в настоящее время работаю в качестве командира взвода.

В 1923 г. вступил в Комсомол, в 1928 г. вступил кандидатом ВКП(б), в 1929 г. вступил в члены Партии.

Работал во всех общественно-партийных организациях в качестве Секретаря Комсомола, руководителем Политкружка, Руководителем Драматических кружков и начал с 1928 г. драматическую работу, имею напечатанные произведения. «На границе», «Нож против ножа», «Тайна раскрыта» и «Вихрь» шли на сцене академического театра. Кроме этого, имею клубных и репертуар малых форм, ставящихся во всех рабочих районах Татарской Республики. 28.4.34. Подпись товарища Зулкарнеева заверена...»

Клубы, театры, общественная жизнь. Снова перебираем сокровища из чемодана — пожелтевшие вырезки из газет того времени, отзывы на произведения, творческие отчёты.

Держу в руках «соглашение», подписанное 16 июля 1932 года директором Татарского Государственного Академического театра Ханзафаровым и автором Зулкарнеевым, согласно которому «автор предоставляет скетч, а Таттеатр приобретает право постановки в течение двух лет в ТГАТ и гастролях и право передачи в другие театры на территории Татреспублики. Гонорар устанавливается в шестьдесят рублей и выплачивается при подписании соглашения...»

В 1932 году на сцене Татарского государственного академического театра режиссёром Сулейманом Валеевым-Сульва был поставлен спектакль по пьесе Абдуллы Зулкарнеева «Буря».

В кругу творческих работников республики. Начало 1920-х

В Татарском книжном издательстве в 1930 году выходила книга Зулкарнеева «Серлэр чишелде».

И вдруг — некрологи. Чьих только фамилий нет под ними — Гумер Галлеев (Союз писателей), Абдуллин (Татарский государственный академический театр), Мазитов (Татарский рабочий театр), Есипов (Большой драматический театр), Сильпенко (Госцирк), соболезнования подписаны коллективами Татарского государственного академического театра, Союза советских писателей Татарии, парткома и треста кинофикации при СНК ТР, Казанской стрелковой дивизии имени ТЦИКа...

Вот лишь небольшие выдержки:

«Где бы и кем бы ни работал тов. Зулкарнеев, он везде пользовался большим авторитетом. Работа в массе была его стихией. Одновременно он упорно и неутомимо вёл творческую работу. Автор пьес «Вихрь», «Поворот», «Мать», «Борьба», тов. Зулкарнеев, придя в армию, быстро переключил своё творчество на оборонную тематику и дал для красноармейских сцен пьесы: «Ворошиловский субботник», «Батальон», «На границе» и др. В лице тов. Зулкарнеева мы потеряли прекрасного товарища и молодого, талантливого драматурга...»

В другом документе читаем: «Мы, нижеподписавшиеся, народный артист СССР Халитов Фуад Ибрагимович, народный художник ТАССР Сутюшев Макмунд Галеевич, народный артист ТАССР Салимжанов Хаким Юсупович, подтверждаем, что тов. Зулкарнеев действительно являлся талантливым писателем-драматургом, произведения которого ставились на сцене Татарского Государственного ордена Ленина академического театра им. Г. Камала и пользовались большим успехом».

Абдулла Зулкарнеев с женой Аминой Валеевой. 1920-е

Полковник в отставке Абдулла Альпин в 1975 году писал о своём друге: «6 сентября 1935 года, когда он должен был ехать в г. Куйбышев руководителем художественной самодеятельности на окружной смотр, в результате автокатастрофы он трагически погиб...

Я знал Абдуллу Зулкарнеева по совместной работе в батальоне связи. Я тогда был комиссаром батальона, а Зулкарнеев А. Г. — начальником клуба батальона.

Я знал, что он был призван в армию из запаса в феврале 1934 года. До этого он был драматургом и работал председателем ТатРАБИСа. В батальоне он был примерным офицером. Не жалея сил, не считаясь с нехваткой времени, он проводил воспитательную и просветительскую работу с личным составом батальона. Был дисциплинированным, морально устойчивым. Пользовался большим авторитетом...

Я хорошо помню, что наш клуб под руководством тов. Зулкарнеева считался в казанском гарнизоне передовым по оборудованию, по солдатской самодеятельности, культурному обслуживанию личного состава. Как примерный начальник клуба, Зулкарнеев был неоднократно награждён грамотами и ценными подарками...»

Муса Джалиль сказал о нём так: «Зулкарнай погиб, как мотылёк, летевший к свету...»

В архиве Абдуллы Зулкарнеева — и в фондах музея, и в том самом чемодане — хранится немало интересных документов. Неизданные и непоставленные пьесы, письма, документы, связанные с работой ТатРАБИСа. Возможно, их время ещё придёт?

Посмертная характеристика на товарища Зулкарнеева, выданная его жене. 1935

 

Фото из архива семьи Зулкарнеевых

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: