+5°C
Сервис недоступен.
  • 31 октября 2019 - 20:04
    Пушкин в неповторимых работах Айгуль Окутан
    Сегодня в Казанской Ратуше открылась выставка «Эрзурум и Карс - восточная сказка русского Поэта» известной, талантливой, художницы Айгуль Окутан. Айгуль — наша землячка, но последние 10 лет живет и работает в Стамбуле.
    356
    0
    2
  • 27 октября 2019 - 09:37
    Как могут выглядеть промышленные зоны Казани?
    Участники молодежной архитектурной биеннале представили проекты переосмысления промышленных зон генплана Казани
    325
    0
    0
Реклама
Архив новостей

Врачебный долг и «странная» натура военврача Зубаирова

Мирзаабдулла Мансурович Зубаиров был участником трёх войн — Первой мировой, гражданской и финской.

В будущем году Россия и весь мир отметят 75-летие победы над фашистской Германией, которая могла вернуть человечество, и в первую очередь Европу, в рабо­владельческое прошлое. Второй мировой войне, для нас это 1418 дней Великой ­Отечественной, предшествовали вооружённые конфликты СССР с поддерживавшими Германию государствами и режимами. Крупные столкновения произошли с милитаристской Японией в районе озера Хасан, а затем полномасштабное сражение с применением танков и авиации на территории Монголии в районе реки Халхин-Гол. Советские войска и части монгольской армии нанесли там сокрушительное поражение японцам. Но самой тяжёлой, с большими потерями личного состава и техники, была так называемая зимняя ­война с Финляндией 1939–1940 годов.

Мне довелось близко общаться с двумя её активными участниками. Один из них — доброволец лыжного эскадрона Абдулла Ханович Валиев, а впоследствии легенда прокуратуры Татарстана, был моим другом и наставником, о его драматической судьбе, со взлётами и падениями, я уже писал в журнале. Сейчас же о другом участнике той войны — двоюродном брате отца Мирзаабдулле Мансуровиче Зубаирове, руководившем медсанбатом, расположенным неподалёку от передовой. Туда доставляли раненных бойцов с поля, а точнее из сугробов, нередко под обстрелом и при морозе в тридцать пять — сорок градусов. За личное мужество в 1940 году он был удостоен крайне редкой для военврачей награды, ордена Красного Знамени, который ещё называли орденом Боевого Красного Знамени.

Мирзаабдулла Зубаиров с женой Сакиной и сыном Дилявером

Как мы попали в финские снега

А война с Финляндией началась после того, как не было принято предложение СССР немного отодвинуть границу, проходившую на расстоянии пушечного выстрела от Ленинграда, второго после Москвы центра военной промышленности и науки, и передать взамен гораздо большую территорию в Карелии. Соседнее государство возглавлял известный военачальник и государственный деятель барон Густав Маннергейм. Его неуступчивость поддерживали как Англия и Франция, так и Германия, формально с сентября 1939 года ведшие войну между собой, которую из-за отсутствия активных боевых действий называли странной. Тем, кто интересуется этим когда-то важнейшим, а теперь полузабытым событием, рекомендую прочитать двухтомник «Советско-финляндская война 1939–1940 гг.» (СПб, 2003). Его авторы-составители П. В. Петров и В. Н. Степанов сумели, отбросив как штампы советского агитпропа того времени, так и домыслы «разоблачителей советского строя» начала 1990-х, опираясь на документы, рассказать правду об этом противоречивом событии.

Война с Финляндией, завершившаяся победой, преподнесла нам немало горьких сюрпризов и вскрыла крупные недостатки как в армии, что привело к снятию с поста наркома обороны Ворошилова, так и в военно-промышленном комплексе, которые, к сожалению, не успели полностью устранить до 22 июня 1941 года. Хотя была начата огромная работа по коренному улучшению боевой подготовки Красной Армии на всех уровнях, разработке и оснащению войск новой техникой, особенно авиационной и танковой. Наши первоначальные неудачи в этой войне сыграли свою роль в решении Гитлера, несмотря на сомнения некоторых генералов, начать осуществление плана «Барбаросса».

Орденская книжка Мирзаабдуллы Зубаирова

Вехи биографии

Вехи биографии Мирзаабдуллы Мансуровича Зубаирова как на ладони — в его личном деле.

Родился 2 мая 1898 года в деревне Тюлячи Челнинского района Татарстана (по современному административному делению) в семье хазрата-мударриса, то есть преподавателя медресе. После кратковременной военной службы солдатом сапёрной части во время Первой мировой войны учился в Казанской учительской семинарии. В августе 1920 года был мобилизован в мусульманскую военную коллегию, где работал школьным инструктором, и оттуда был направлен в той же должности на Туркестанский фронт. В 1928 году окончил медицинский факультет Казанского университета и начал работать ординатором, а затем аспирантом глазной клиники Трахоматозного института. С 1932-го по 1933 год — инспектор по борьбе с трахомой в Татнаркомздраве. Был членом редколлегии журнала «Вопросы трахомы», который издавался в Казани в тридцатые годы. Неоднократно выезжал в качестве руководителя глазного отряда по ликвидации трахомы в сельские районы Татарстана, Башкортостана, Средней Азии. Был избран депутатом Молотовского райсовета Казани. С 1934-го до мобилизации в 1939 году на финскую войну был ассистентом глазной клиники ГИДУВа.

После демобилизации по болезни, несмотря на инвалидность и назначенную персональную пенсию, продолжал работать научным сотрудником Трахоматозного института, а после его ликвидации — врачом Республиканского трахоматозного диспансера. Награждён медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.». За выдающиеся заслуги в области народного здравоохранения Президиум Верховного Совета РСФСР в 1945 году присвоил ему звание заслуженного врача РСФСР. В связи с три­дцатилетием Татарской АССР он был награждён Почётной грамотой Президиума Верховного Совета ТАССР.

Через биографию этого замечательного человека прошли многие знаменательные события ХХ века. Финская война стоила ему здоровья, пошатнувшегося после контузии, что не помешало до преклонного возраста выполнять врачебный долг.

С сыном Дилявером

«После финской мне всё нипочём»

Помню Мирза-абый с раннего детства, он был не только родственником, но и другом отца. О своей жизни и тем более о фронте почти не говорил. Из его рассказов сохранился в памяти единственный эпизод, когда ему вместе с несколькими фельдшерами и красноармейцами пришлось отстреливаться от диверсионной группы, пытавшейся захватить землянки медсанбата, переполненные ранеными, ждавшими отправки в тыл. Но обошлось, рядом оказалась шедшая за линию фронта группа наших лыжников.

Трахома вплоть до конца 1930-х была бичом народов Поволжья и Средней Азии, от неё слепли сотни людей, и Зубаиров был из тех врачей- энтузиастов, которые сумели практически ликвидировать эту болезнь. Работа была опасной, нередко и в прямом смысле, когда его противотрахомная бригада в Средней Азии попала в засаду басмачей, но спасли находившиеся в её составе пограничники.

Наверное, самой характерной чертой Мирза-абый была скромность, совершенно непонятная по нашим временам. Он и семья из пяти человек жили в старом деревянном доме на улице Достоевского; в послевоенные годы на кухню, которой пользовались жильцы ещё двух квартир, провели газ, но туалет находился во дворе. Будучи заслуженным врачом РСФСР, инвалидом войны, он, конечно, имел право на получение квартиры со всеми удобствами, тем более что центр Казани активно застраивался новыми домами, а так называемые хрущёвки помогли приобщиться к благам цивилизации, и в первую очередь обзавестись отдельными квартирами, тысячам семей. Но Зубаиров наотрез отказывался подать заявление, говоря, что многие ещё живут в подвалах, бараках и коммуналках. Не изменил своего мнения и тогда, когда сын Дилявер, став известным учёным-биохимиком, с семьёй из четырёх человек получил «трёшку» в хрущёвке. Я тогда работал в обкоме КПСС и при встрече с первым секретарём Семёном Денисовичем Игнатьевым рассказал ему о Зубаирове. Реакция была мгновенной: узнав его биографию и регалии, он попросил немедленно принести заявление, заверив, что в течение месяца ветеран получит квартиру в центре. Я сразу встретился с Мирзой Мансуровичем и попросил его поставить подпись на чистом листе, сказав, что текст заявления напишу сам. Он опять отказался. А на шутку о пользовании зимой дворовым туалетом ответил в том же духе, мол, после финских морозов ему всё нипочём. Такой вот был человек. Когда серьёзно заболел, а жена Сакина-апа тоже на глазах сдавала, его перевёз к себе сын. Ему и супруге пришлось взять на себя все заботы о беспомощном ветеране. Из этой хрущёвки на Бутлерова и проводили мы его в последний путь 14 марта 1971 года.

Тесная дружба связывала меня и с его сыном Дилявером, академиком Академии наук Республики Татарстан. Медицина стала главной стезёй жизни всей семьи Зубаирова: жена Сакина — фармаколог, сноха и внуки тоже врачи.

Автор благодарен за помощь в работе над очерком и передачу нескольких документов близким Мирзаабдуллы Мансуровича — снохе Галие Османовне и внукам, доктору медицинских наук Лейле и рентгенологу Анвару.

 

Нравится
Поделиться:
Комментарии (1)
Осталось символов:
  • 1 октября 2019 - 12:48
    Без имени
    Я Роман Камбург, доктор медицины и литератор, живу и работаю в Израиле. Родился и вырос в Казани. Учился в мединституте и моим первым научным наставником был профессор биохимии Зубаиров Дилявер Абдуллович. Я уважал и любил его, как родного отца. В 1994 г он со своей дочкой был на научном симпозиуме в Иерусалиме. Я встретил его и он был моим гостем у нас дома. Узнал, что несколько лет назад он умер от той же болезни, которой посвятил всю свою научную жизнь. Это, как судьба. Буду рад написать в журнал воспоминания о профессоре.
Реклама