+23°C
USD 69,01 ₽
Реклама
Архив новостей

«…И мирного  неба над головой»

Тагир Закирович Валеев. Воевал с 1942 по 1944.

Рассказчик - Айсылу МИРХАНОВА, редактор отдела журнала "Казань"

Он появлялся в дверях нашей квартиры посередине зимы. Большой человек с ёжиком коротко стриженных серебристых волос, в куртке из «чёртовой кожи», пахнущий морозом и ароматным «семьдесят шестым» бензином, которым заправлял свой ГАЗ-69. Наш Дэу‑эти, приезжавший по делам из села Нижнее Алькеево за сто пятьдесят километров от Казани через ледовую переправу на Каме. Для нас в семье он был самым старшим, сильным и уважаемым человеком. Наши детские каникулы мы проводили в построенном им с бабушкой лучшем на свете доме, и не было мира надёжнее.

Мы, конечно, знали, что во время Великой Отечественной войны Дэу-эти был на фронте, но не осознавали всю степень своего везения в том, что у нас есть живой дедушка-фронтовик. К Дню Советской Армии и Военно-Морского Флота и празднику Победы 9 мая мы отправляли ему по почте открытки с пожеланиями здоровья и обязательно «мирного неба над головой». Казалось, что так будет всегда, и никто не расспрашивал его о войне. Да и сам он, по воспоминаниям его дочерей — моей мамы и тёти, рассказывать об этом не любил. Если что и говорил, то очень коротко, без бравады: «Мин кара солдат идем» — «Я был чёрным солдатом», при том, что человеком был открытым и прямым. Однажды он вспоминал эпизод, когда у бойцов не было воды. Прошёл дождь, и солдаты пили прямо из отпечатков конских копыт на дороге…

Точных подробностей о военной странице биографии деда, увы, не осталось. Не все документы сохранились, военный билет после его смерти был передан в военкомат. Мы знали, что воевал Дэу-эти с 1942 по 1944 год. Был ранен. Я хорошо помню его шрамы на спине, а в ноге он носил немецкий осколок. Когда дедушка приезжал в Казань, показывая маме на здание по улице Карла Маркса, где тогда располагался один из корпусов Казанского авиационного института (ныне — Казанское художественное училище), он говорил, что отделение госпиталя, где он лечился после сквозного пулевого ранения в районе ребра, находилось именно там.

На сайте «Память народа» удалось найти некоторые сведения из военно-пересыльных пунктов частей, где Дэу-эти числился в самом начале своей службы. Согласно им, Валеев Тагир Закирович, 1924 года рождения, уроженец села Нижнее Алькеево, был ­призван Алькеевским РВК 21 августа 1942 года. Все военнообязанные его года рождения подлежали тогда мобилизации. Деду на тот момент ещё не исполнилось восемнадцати. К тому времени уже целый год на фронте воевал его старший брат Загит-абый, прошедший войну до самого конца.

Перед отправкой на войну дед сделал фотокарточку — обритый под ноль, в щеголеватой шляпе. Стрижку «под Котовского» он уважал потом всю жизнь.

***

С 25 августа по 30 декабря 1942 года вместе с другими новобранцами из ТАССР рядовой Валеев поступил в распоряжение командира 193-го запасного стрелкового полка 4-й запасной курсантской стрелковой бригады Московского военного округа, которая дислоцировалась на территории Владимирской и Ивановской областей. В феврале 1942 года Государственный Комитет Обороны постановил сформировать сто таких курсантских бригад. Военнослужащие проходили в них первоначальное обучение, затем отправлялись на фронт маршевыми ротами и командами. Далее имя курсанта Валеева значится в именном списке 4-й маршевой роты станковых пулемётчиков 200-го запасного стрелкового полка 3-го Украинского фронта. На фронт бойцов отправили между 12 и 15 января 1943 года. Их оружием был, как правило, пулемёт «Максим». Мой двоюродный брат рассказывает, что дед воевал также в танковых частях и артиллерии. Смутно помню скупые, но выразительные реплики Дэу-эти о боях как о настоящем пекле.

Своё ранение дед, по воспоминаниям членов семьи, получил под Харьковом. В старом альбоме хранится его фотография, на которой он в шапке-«кубанке» и черкеске, похудевший, с отросшим ёжиком. Вероятно, такой «образ» бойцам предлагал приходящий фотограф. На обороте подпись на татарском языке: "Дарю вам на вечную память фотокарточку, сделанную в Казанском госпитале". Стоит дата — 23/IX.43 г. и дедовская подпись.

  

В 1944 году Дэу-эти комиссовали. Войну он окончил в звании сержанта, позже был повышен до старшины. Боевых наград у Дэу-эти не было. В 1947‑м он получил медаль «За Победу над Германией», позже — медали к тридцатилетию и сорокалетию Победы. В 1985 году его наградили орденом ­Отечественной войны II степени. Все награды хранятся в семье.

После войны дед окончил курсы председателей сельсоветов и работал по распределению в деревне Ямкино. Женился на учительнице математики, в 1947 году у них родилась старшая дочь, моя мама. Позже семья переехала и обосновалась в родной деревне дедушки Нижнем Алькеево.

В начале 1950-х Дэу-эти командировали на курсы шофёров в Казань. Работая по возвращении оттуда, он успешно осваивал все поступавшие в то время в колхоз машины. В плане обращения с ними это был настоящий самородок с золотыми руками, водитель-ас! На своём газике, который собственноручно перебрал, он легко преодолевал бездорожье, переезжал вброд речку Атасу, взбирался по крутым уклонам с просёлочной дороги на большак.

Деда уважали и ценили. Он постоянно повышал свою квалификацию. Последнее десятилетие до выхода на пенсию работал заместителем управляющего Алькеевской «Сельхозтехники», возглавлял отдел механизации животноводческих ферм — тогда эта отрасль активно развивалась. За работу Дэу-эти был удостоен звания «Ветеран труда». С ним дружили люди довольно высокого социального статуса, но сам он не был по натуре карьеристом и пользовался авторитетом исключительно в силу своих человеческих качеств — отзывчивости, решительности, готовности прийти на помощь и брать ответственность в трудных ситуациях. Одновременно это был человек с чувством юмора, обаянием и харизмой, он душой чувствовал красоту татарских песен, играл на однорядной гармони‑«тальянке». Нас, внуков, Дэу-эти любил и баловал. Не помню, чтобы когда-то повышал голос, иной раз только в шутку «для профилактики» изображал сурового деда Каширина из известной экранизации повести Горького. Но ослушаться его не смел никто и никогда. Это был герой. К которому можно было забраться на колени и потрепать седую голову.

Таким мы запомнили нашего Дэу-эти. 1983 год.

Историю совсем незнакомого мне деда со стороны папы можно прочесть в публикации "Учитель-солдат".

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: