+6°C
USD 76,35 ₽
Реклама
Архив новостей

Новая жизнь «Фордзона-Путиловца»

За каждым музейным экспонатом — судьба человека. Израиля Марковича Оскотского она забросила в наши края «по распределению». Восемнадцатилетнего выпускника Городокского техникума механизации сельского хозяйства направили в Татарию обучать первых трактористов. Внучка принесла в редакцию его воспоминания, героем которых стал и легендарный «Фордзон».

 

*** 

«Я родился в 1913 году в городе Городке Белорусской ССР. В 1920-м году родители заболели тифом, маму выходили, а папа умер. Мама с четырьмя детьми осталась на содержании дедушки — каменщика-печника. Были тяжёлые голодные времена. В Городок привезли большую группу истощённых татарских ребятишек. С некоторыми я подружился, хотя мы с трудом понимали друг друга даже по-русски. Я впервые узнал, что существуют непонятные языки.

В Столбищах. 23 июня 1932

После окончания семилетки в 1928 году я поступил в профтехшколу металлистов, что располагалась за городом. В ней на самом современном оборудовании и станках готовили мастеров для промышленности Витебска и других городов.

В стране начиналась коллективизация, образовывались МТС — машинно-тракторные станции, закупалась первая сотня тысяч тракторов, о которой мечтал Ленин. Нужно было срочно готовить квалифицированных механиков. Городокскую проф­техшколу металлистов, в которой мой курс был уже на выпуске, неожиданно преобразовали в первый техникум механизации сельского хозяйства. Я оказался его студентом. Трактор «Фордзон» я изучал по американской инструкции, а воочию впервые увидел во время практики в опытной МТС под Минском. Там же мы разбирали и собирали американские тракторы «Джон Дир», «МакКормик», «Катерпиллар». На практику я всегда ездил с сокурсницей Зиной Воробьёвой. Однажды из Минска приехал фотограф и сделал её снимок на тракторе «Джон Дир». Вскоре на обложке журнала «Работница и крестьянка» появилась фотография с подписью: «Первая женщина-механик Зина Воробьёва».

В специалистах моего выпуска нуждалась вся страна. Пятерых из нас оставили в Белоруссии, а остальных двенадцать направили в распоряжение Москвы. «Трактороцентр» распределил нас по всему Союзу: в Татарию, западную и восточную Сибирь, в Казахстан и так далее. 

В 1931 году я оказался в Актанышской МТС, которая была укомплектована советскими тракторами «СТЗ» — копией американских тракторов «МакКормик». В этой МТС я подготовил две группы трактористов теоретически и практически. Никто из моих слушателей не понимал по-русски, кроме одного, отслужившего в армии. Он‑то и был моим переводчиком.

В апреле 1932 года меня назначили главным механиком во вновь организуемую Столбищенскую МТС под Казанью. Тракторов там ещё не было, а трактористов готовить надо. В одном колхозе мы нашли сломанный трактор «Фордзон-Путиловец», один из первой партии советских тракторов. Второго такого трактора в районе не было, так как по законам того времени колхозы обязаны были все имеющиеся тракторы сдать в МТС. Вместе с кузнецом Григорием Ивановичем Смирновым взялись восстанавливать этот «Фордзон». Заплавили баббитом шатуны, пригнали подшипники, устранили другие неисправности, и трактор заработал! На нём я торжественно выехал на первомайскую демонстрацию в Столбищах, а в дальнейшем обучал трактористов. Осенью с лучшими из них мы поехали получать на станцию «Казань» новые тракторы «СТЗ» и пригнали их в Столбищи своим ходом. МТС заработала. К концу сельскохозяйственного сезона 1934 года каждый трактор моего участка выработал около 2040 часов — выше среднего. Это была наивысшая выработка по Татарии. А «Фордзон-Путиловец» морально и физически устарел, и был забыт.

Спустя 43 года летом 1975-го я увидел этот трактор — именно этот! — в Казанском историческом музее. Директор музея Дьяконов рассказал мне, как трудно ему было после войны разыскать этот трактор, как на него покушались ВДНХ Москвы и «Кировский завод» для своего музея, как он заявил первому секретарю Татарского обкома КПСС Табееву, что «только через мой труп вы заберёте этот трактор». Мои сведения о тракторе музеем были проверены и занесены в научный паспорт, о чём меня позже известили из музея письмом:

Уважаемый тов. И. М. Оскотский!

Благодарим вас за столь интересное для нас письмо.

Директор музея В. М. Дьяконов ознакомился с вашим письмом и подтвердил ваше предположение о том, что это именно тот трактор, о котором вы пишете.

Предыстория его такова. Лет 15–17 назад музей проводил большую собирательскую кампанию для создания новых экспозиций. Искали многое, в том числе и «Фордзон-Путиловец». Наши сотрудники ездили по районам Татарии, расспрашивали людей. Директор музея В. М. Дьяконов выступил по радио с обращением к тем, кто что-либо знает о тракторе. Откликнулись из Столбищ, сообщили, что у них в заколоченном сарае стоит трактор «Фордзон-Путиловец», который проработал на полях колхоза «Смена» до 1949 года.

Вот и всё, что мы знаем о тракторе. Поэтому ещё раз благодарим Вас за то, что Вы помогли нам дополнить наши сведения об одном из интереснейших наших экспонатов. Новые данные о тракторе будут внесены в научный паспорт «Фордзона-Путиловца».

С уважением

Иваньшина Т. В.

научный сотрудник отдела истории Татарии советского периода

25 августа 1975 г.

Пожалуйста, сходите в музей, посмотрите мой трактор!»

 

#ТАССР100 #100летТАССР

Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


Нравится
Поделиться:
Комментарии (0)
Осталось символов: